Доводчик в древней руси это: ДОВОДЧИК — это… Что такое ДОВОДЧИК?

Содержание

Доводчик — многозначный термин. Доводчик — один из видов наместничьих и волостелиных людей древней Руси. Доводчик фанкойл

Пользователи также искали:



доводчик двери авто,

доводчик двери dorma,

доводчик двери как выбрать,

доводчик двери леруа,

доводчик двери регулировка,

доводчик двери уличный,

доводчик двери установка,

доводчик мебельный,

доводчик,

Доводчик,

двери,

доводчик мебельный,

доводчик двери dorma,

доводчик двери авто,

доводчик двери как выбрать,

доводчик двери регулировка,

доводчик двери установка,

доводчик двери леруа,

установка,

леруа,

мебельный,

dorma,

авто,

выбрать,

регулировка,

уличный,

доводчик двери уличный,

кондиционирование воздуха. доводчик,

Вехи истории

«Полиция» зародилась в древнегреческих полисах, как управление городом-государством – полисом. В древней Руси соответствующая деятельность обозначалась понятием «благочиние». Охраной общественного порядка занимались: вотчинники и помещики, посадники, праветчики и др. Но первыми полицейскими органами на Руси можно считать княжеские дружины. Именно они занимались поддержанием правопорядка. В этом нелегком деле дружинникам помогали княжеские слуги – вирники и мечники, а также свободные люди – общинники. Постепенно правоохранительные функции на княжеских землях стали передаваться наместникам и волостителям, у каждого из которых имелся собственный штат сотрудников: тиунов, доводчиков и праветчиков. Тиуны осуществляли судебные разбирательства, доводчики призывали к суду участников процесса, а праветчики исполняли судебные решения.

Первым же Уголовным кодексом на Руси можно считать Русскую Правду (начало XI века). Преступление она определяла не как нарушение закона или княжеской воли, а как «обиду», нанесенную человеку или группе лиц. Законы Русской Правды были понятны и просты. В принципе, их можно свести к формуле: «око за око, зуб за зуб».

Первым из русских царей, решившим создать полицию, как орган охраны правопорядка, стал Петр I, который говорил, что «полиция есть душа гражданства и всех добрых порядков и фундаментальный подпор человеческой безопасности и удобности». Эта своего рода декларация стала своеобразным ориентиром для деятельности всех последующих поколений сотрудников полиции.

В 1719 г. для чинов в полиции была введена особая форма (кафтаны василькового цвета с красными обшлагами, зеленые камзолы, штаны василькового же цвета). На вооружении полиции были алебарды, шпаги и фузеи со штыками. Все полицейские служащие при поступлении на должность приносили присягу, в которой клялись «по крайнему разумению, силе и возможности предостерегать и оборонять и в том живота своего в потребном случае не щадить», способствовать полезным для царя делам, предотвращать от него беду и убыток, строго соблюдать тайну, исполнять законы и предписания начальства. После произнесения текста присяги чиновник целовал Евангелие и крест.

Продолжателем дела Петра I по формированию настоящей полиции стала Екатерина II.

В период ее правления была завершена разработка полицейского устава. 8 апреля 1782 г. «Устав благочиния или полицейский» был подписан Екатериной II и в тот же день направлен в Сенат при кратком сопроводительном именном указе. В указе отмечалась цель издания Устава благочиния – «для поспешества доброму порядку, удобнейшего исполнения законов и для облегчения присутственных мест по недостатку установлении до сего затрудняемых».

8 сентября 1802 года образовались 8 министерств: военно-сухопутных сил, военно-морских сил, иностранных дел, юстиции, коммерции, финансов, народного просвещения и министерство внутренних дел.

Первоначально было создано четыре основных структурных подразделения – так называемые экспедиции. Управление полицией находилось в компетенции второй экспедиции. Она называлась «экспедицией спокойствия и благочиния» и состояла из двух отделений. На 1-ое отделение возлагались: сбор сведений о происшествиях, предотвращение «ложных слухов», а главное — наблюдение за повиновением крестьян законной власти, что входило в задачи сельской полиции, 2-ое отделение руководило городской полицией и пожарными командами.

XX век ознаменовался активизацией политической борьбы в России, перед полицией встала задача по более оперативному реагированию. В 1903 году руководитель уголовного сыска С-Петербурга Владимир Филиппов создал первый в стране «летучий отряд», который мчался по первому сигналу на место происшествия. Позже такие отряды появились в других городах.

В годы первой мировой войны важнейшей задачей министерства внутренних дел, помимо охраны общественного порядка и борьбы с преступностью, становится участие в решении так называемого «продовольственного вопроса». Нехватка продовольствия во многом вызывалась организационной неразберихой, проблемами транспорта, спекуляцией.

Постановление 28 октября (10 ноября) 1917 г. юридически закрепило создание в нашей стране органа охраны социалистического общественного порядка – советской милиции.

Милиция имела широкий круг задач. Это наблюдение за санитарией и благоустройством на улицах; надзор за порядком движения на дорогах; выдачу в случаях, предусмотренных распоряжениями центральной власти, удостоверений личности, трудовых книжек и других документов (справок, сведений, свидетельств). В борьбе с преступностью, кроме мер оперативно-разыскного характера, проводившихся уголовным розыском, милиция была обязана непосредственно участвовать в предварительном расследовании и оказывать содействие судебным органам в исполнении приговоров.

В 1920 г. утверждено первое положение «О рабоче-крестьянской милиции». В соответствии с ним в состав милиции вошли: городская и уездная милиция, промышленная, железнодорожная, водная (речная, морская), розыскная милиция. Служба в милиции носила добровольный характер.

В составе милиции с течением времени возникали новые подразделения. В 1936 г. были созданы подразделения Государственной автомобильной инспекции (ГАИ), в 1937 г. – по борьбе с хищениями и спекуляцией (БХСС).

К 1941 г. в структуре Главного управления рабоче-крестьянской милиции имелись отделы уголовного розыска, БХСС, наружной службы, ГАИ, железнодорожной милиции, паспортный, научно-технический, по борьбе с бандитизмом.

Суровым испытанием для советской милиции, как и для всего народа, стала Великая Отечественная война. Лозунг «Все для фронта, всё для победы!» стал определяющим на весь период военных действий против немецко-фашистских захватчиков.

Работники милиции внесли достойный вклад в развертывание всенародной борьбы в тылу врага. Они вливались в ряды партизан, входили в состав истребительных батальонов, диверсионных групп.

В октябре 1952 г. решением Совета Министров СССР на милицию была возложена охрана объектов торговли, а также некоторых учреждений и предприятий промышленности. В составе управления милицейской службы появился отдел вневедомственной наружной сторожевой охраны и соответствующие структурные подразделения на местах.

В конце 1957 г. введена новая форма одежды и улучшено материальное снабжение милиции. В 1962 году принято решение о введении в милиции торжественной Присяги и учреждении для республиканских, областных, краевых и крупных городских гарнизонов милиции Красных знамен.

21 сентября 1973 г. образована Академия МВД СССР, а также 17 высших учебных заведений МВД СССР по всей стране. В 1969 г. была образована Центральная научно-исследовательская криминалистическая лаборатория (ЦНИКЛ).

Проверкой выучки и мастерства личного состава советской милиции, прежде всего патрульно-постовой службы, были XXII Олимпийские Игры, XII Всемирный фестиваль молодежи и студентов. По единодушному мнению участников и гостей Олимпиады, был обеспечен образцовый порядок.

В разные годы в состав милиции вошли такие отделы, как отряды милиции специального назначения — спецназ (1987), отряд милиции особого назначения — ОМОН (1988), Главное управление по борьбе с организованной преступностью — ГУБОП (1992) и другие. В начале 1989 г. в составе МВД СССР было создано 6-е Главное управление по борьбе с организованной преступностью. В 1990 г. в России было создано Национальное центральное бюро Интерпола.

В 2010 году российские власти признали, что милиция подлежит кардинальным реформам. Вследствие этого Президентом Дмитрием Медведевым был предложен законопроект «О полиции», имеющий статус Федерального Закона с 1 марта 2011 года.

В течение всего периода существования в России правоохранительных учреждений в них неоднократно изменялось организационно-штатное построение, они входили в состав различных министерств, но неизменной оставалась главная задача их деятельности – обеспечение внутренней безопасности государства.

Терпимость к чужому: житие Стефана Пермского | Север

Стефан Пермский. Начало ХХ века. Екатеринбургский музей изобразительных искусств.

«Что хорошего может быть нам от Москвы? Не оттуда ли нам идут тяготы, дани тяжкие и насилия, и тиуны, и доводчики, и приставники?»

В XIV веке сказано, однако и сейчас, пожалуй, для российских регионов вполне актуально звучит. Впрочем, это не политическое заявление. Это мощный аргумент в богословском споре, который вели языческий волхв и христианский подвижник в диких краях, среди бесконечных лесов и капищ, заваленных звериными шкурами.

Интриги не будет, скажу сразу, волхв проиграл. А соперник его стал святым. У подножия памятника «Тысячелетие России» в Новгороде есть и его образ. Это – епископ Стефан Пермский, о первом житии которого сегодня пойдет речь.

Автор, место, время

«Преподобный отец наш Стефан был родом русский, от народа славянского, от северной страны, прозванной Двинской, от города, названного Устюгом. Был он сыном почтенного родителя, христолюбца, верного христианина по имени Симеон – одного из клириков великой соборной церкви святой Богородицы в Устюге, и матери – также христианки, по имени Мария».

Тут важно все, и во-первых, конечно, нам важно, кто автор текста. Житие Стефана написал Епифаний Премудрый. Чаще всего литературные памятники древней Руси анонимны, а вот про Епифания известно довольно много. Ученик самого Сергия Радонежского, эрудит, знавший греческий язык (по тем временам – редкость), путешественник – побывал на Афоне, в Константинополе и в Святой земле. Автор двух важнейших для традиции русской агиографии книг – жития Сергия Радонежского и жития Стефана Пермского. Изощренный мастер модного в те времена «плетения словес» – тексты его сложно устроены, красочны, а богатство эпитетов кажется современному читателю даже избыточным.

Писцы книг. Миниатюра XVI века. Епифаний Премудрый слева от нас.

Но для нас самое важное в том, что Епифаний лично знал Стефана. Оба были монахами монастыря святого Григория Богослова в Ростове, и даже, похоже, дружили. Биографию Стефана Епифаний писал сразу после его кончины, в предисловии подчеркивает: «Все это я обрел, здесь и там собрав; предлагаю вам слово о житии его, о котором сам слышал, а что и от учеников его разузнал – о его учительстве и управлении; другое же и сам своими очами видел, и с ним самим неоднократно беседовал». В общем, событийная канва жития вполне реалистична.

Позже жизнь Стефана обрастет легендами. Жители Устюга гордились великим земляком и сочиняли про него свои, местные предания. В поздние жития вошел рассказ о том, как другой северный святой, Прокопий Устюжский, встретив на улице трехлетнюю Марию, поклонился ей до земли и приветствовал: «Вот идет мать великого Стефана, учителя пермяков». Но во времена Епифания эти сказания еще не сложились, в его тексте нет никаких чудесных пророчеств. Там вообще мало чудесного.

Кондиционирование воздуха — климат. Кондиционирование воз

                                     

2. История кондиционирования воздуха

Первые попытки кондиционирования воздуха производились в Персии тысячи лет назад. Персидские устройства охлаждения воздуха использовали способность воды сильно охлаждаться при испарении. Типичный кондиционер тех дней представлял собой специальную шахту, улавливающую дуновение ветра, в которой размещались пористые сосуды с водой или протекала вода из источника. Воздух в шахте охлаждался и насыщался влагой и затем подавался в помещение. Устройство было сравнительно эффективно для жаркого и сухого климата, такой кондиционер не смог бы работать при высокой относительной влажности воздуха.

В Индии летом в качестве двери использовался каркас, обвитый индийской кокосовой пальмой — татти. Сверху двери устанавливалась ёмкость, которая медленно заполнялась водой за счёт капиллярного эффекта в тканях татти. Когда уровень воды достигал определённого значения, ёмкость опрокидывалась, орошая водой дверь, и возвращалась в исходное состояние. Такой цикл многократно повторялся, пока пальма оставалась живой и получала достаточно света см. ст. Транспирация.

В 1820 году британский учёный и изобретатель Майкл Фарадей обнаружил, что сжатый и сжиженный аммиак охлаждает воздух при испарении. Но его идеи были в значительной степени теоретическими. Электрический способ кондиционирования воздуха был изобретён Уиллисом Кэррьером примерно в 1902 году. Им же была разработана первая система кондиционирования воздуха для типографии в Бруклине Нью-Йорк. Летом при процессе печатания постоянное изменение температуры и влажности не позволяло добиться качественной цветопередачи. Кэрриер разработал аппарат, который охлаждал воздух до постоянной температуры и осушал его до 55 %. Своё устройство он назвал «аппаратом для обработки воздуха». В 1915 году он и ещё шесть коллег-инженеров основали собственную компанию «Garrier Engineering Co.», впоследствии переименованную в «Carrier». Сегодня компания «Кэрриер» — один из ведущих производителей кондиционеров, ей принадлежит 12 % мирового объёма производства кондиционеров.

Сам термин кондиционирование воздуха впервые был предложен в 1906 году Стюардом Крамером, который связывал это понятие с получением кондиционного товара.

Позже дорогие системы кондиционирования воздуха начали применяться для улучшения производительности труда на рабочих местах. Затем сфера применения кондиционирования была расширена для улучшения комфорта в домах и автомобилях. В 1950-х годах в Соединённых Штатах наблюдался взлёт продаж кондиционеров для жилых помещений.

Первые кондиционеры и холодильники использовали токсичные газы, такие как аммиак и метилхлорид, которые приводили к смертельным несчастным случаям в случае утечки. В 1930-х годах по соображениям безопасности фирма Дженерал Электрик выпустила кондиционер, компрессорно-конденсаторный агрегат которого располагался с внешней стороны здания. Это была первая сплит-система.

Первый автомобильный кондиционер имел мощность охлаждения 370 Вт, был создан фирмой С & С Kelvinator Co в 1930 году и установлен на Кадиллаке.

Томас Мидгли младший первым предложил в качестве хладагента использовать дифторхлорметан, названный потом фреоном в 1928 году. Этот хладагент оказался намного более безопасным для людей, но не для озонового слоя атмосферы. Фреон — торговая марка компании DuPont для всех CFC, HCFC или HFC хладагентов, название каждого включает число, указывающее на молекулярный состав. Наиболее часто используется смесь HCFC, или R-22, но планируется отказаться от неё в производстве новых приборов к 2010 году, и совсем избавиться от неё к 2020 году. В наши дни набирает популярность хладагент R-410A, безопасный для озонового слоя Земли, невоспламеняющийся, нетоксичный и энергосберегающий.

На территории Российской Федерации применяются хладагенты четырех основных типов: озоноразрушающие вещества, фторсодержащие газы, гидрофторолефины и природные хладагенты. Оборот озоноразрушающих веществ, таких как хлорфторуглероды ХФУ или гидрохлорфторуглероды ГХФУ, регулируется Монреальским протоколом по веществам, разрушающим озоновый слой. При этом и ХФУ и ГХФУ обладают значительным потенциалом глобального потепления.

Производство хлорфторуглеродов прекращено во всем мире. Менее опасные для озонового слоя гидрохлорфторуглероды также постепенно выводятся из обращения.

Фторсодержащие вещества — гидрофторуглероды ГФУ и их смеси — в настоящее время активно используются в современных системах кондиционирования и холодильных системах. Это такие хладагенты как R410А, R404A, R407, R507, R32, R134a и другие. Их озоноразрушающий потенциал равен нулю, однако ГФУ являются парниковыми газами, оборот которых регулируется Киотским протоколом к Конвенции ООН об изменении климата.

Гидрофторолефины — коммерческое наименование ряда ГФУ, отличающихся относительно низким потенциалом глобального потепления. Промышленное производство данных веществ в настоящий момент налаживается, в том числе и за счет запуска соответствующих мощностей в КНР и других странах. Международные корпорации активно продвигают гидрофторолефины, объявляя их не только экологичной заменой ХФУ, ГХФУ и ГФУ, но и безопасной для человека альтернативой природным хладагентам. В Российской Федерации гидрофторолефины не производятся, и планов по открытию их производства на территории нашей страны в настоящий момент нет. В современных холодильных системах все активнее применяются природные хладагенты. Это такие вещества, как аммиак R717, диоксид углерода R744, пропан R290 и изобутан R600a. К преимуществам природных хладагентов относятся высокая энергоэффективность и отсутствие негативного влияния на озоновый слой и климат.

В 1980-х годах компанией Toshiba был разработан новый способ управления компрессором, заключающийся в изменении частоты тока электропитания компрессора — инверторные системы.

«Культура Древней Руси X-XIII вв», История

Цементирующая основа всякой культуры — мировоззрение. Для культуры Древней Руси это прежде всего христианское мировоззрение. Именно христианскую идеологию и ее ценности языком образов и символов призвана была выразить молодая древнерусская культура. К моменту крещения Руси христианская культура насчитывала не один век существования. Отсюда — огромная роль Византии, ставшей культурной наставницей северного соседа.

Влияние византийского искусства многогранно. Особенно оно ощутимо в период становления, когда традиции античности и христианства синтезировали с духовной жизнью народов, входивших в состав обширной державы Рюриковичей. Благодаря Византии Русь получила возможность познакомиться с христианской культурой в ее классической форме, воспринять технику церковного зодчества, иконописания. Однако само восприятие христианства произошло творчески, без слепого копирования и продолжительного ученичества. Древняя Русь очень скоро сумела выработать свой стиль, в котором ярко отразились особенности самосознания народов, заселивших Русскую землю.

Обращение к зрелому искусству XII—XIII вв. позволило исследователям культуры говорить о том, что духовная жизнь древнерусского народа и разнообразные художественные формы ее выражения носили печать самобытного и своеобразного переживания христианства. Суровый аскетизм, столь свойственный для культуры зрелой Византии, сменился в древнерусском искусстве гармонией и человечностью. Древнерусская культура окрашена в иные, более мягкие и светлые тона. Связано это с особенностями культурного развития.

Во-первых, это была культура народов, совсем еще недавно вступивших на сцену мировой истории. Сколь ни сурова была христианская доктрина, она не могла изгнать не лишенного наивности, оптимистического восприятия жизни.

Во-вторых, эта культура изначально складывалась как культура синтетическая, вобравшая и сплавившая в единое целое культурные традиции племен и этносов, земледельческих и кочевых народов. Языческие традиции не могли исчезнуть в одночасье. Более того, они продолжали влиять на развитие культуры, особенно культуры низов, жизненный уклад которых мало изменился с принятием христианства. Кроме того, важную роль в формировании искусства играли элементы культуры городской, народной — не христианской, но и не языческой.

Древнерусское искусство, как всякое средневековое искусство, глубоко символично. Символизм был одним из главных средств решения задачи средневековой культуры — достижения духовного единства, соединения божественного и мирского. Каждая деталь иконы, каждый элемент храма имели для человека Древней Руси глубокий смысл. Само искусство было знаком, символом, выражением высшего и священного. Отсюда и безымянность большинства древнерусских памятников.

В творениях древнерусских мастеров уловимо двойственное восприятие мира, дуализм земного и небесного. Однако дуализм вовсе не мешает средневековому мировосприятию оставаться необычайно цельным, поскольку высшее и низшее, небесное и земное не только иерархично, а и неразрывно. В древнерусской культуре преобладает синтез, стремление к единству и гармонии.

Освоение европейской литературы началось у славян с богослужебных книг, без которых невозможно отправление христианских обрядов. Только для церковных нужд в XIXII вв. Руси требовались тысячи книг почти тридцати наименований. Неудивительно, что книгописные мастерские появились во многих городах. Писцы работали в монастырях, княжеских и вечевых канцеляриях. Заказчиками книг выступали разные слои населения, далеко не всегда относящиеся к знати. Большинство уцелевших книг до XIV в. приходится на Новгород и его пригороды. Вместе с богослужебной литературой Русь восприняла из Болгарии и первый литературный — церковнославянский — язык.

Прямые и косвенные свидетельства позволяют говорить о распространении грамотности и среди простых людей, в первую очередь купцов и горожан. Например, берестяные грамоты — бесспорное тому доказательство. В руки археологов попали ученические «тетради» новгородских школьников и… любовное послание покинутой женщины.

О распространении грамотности можно судить и по такому своеобразному источнику, как граффити — надписи, нацарапанные на стенах церквей.

Образованность как большую добродетель поощряли и прославляли. «Велика бывает польза от учения книжного!» , — восклицал летописец. Источники называют имена таких «книжников», как Ярослав Мудрый, его сын Всеволод, Ярослав Осмомысл. Уже в Древней Руси преимущественно при монастырях и церквах появились первые учебные заведения, где обучали грамоте и счету. Среди археологических находок нередко встречаются таблички для письма по воску и писала.

Образованность была свойственна и женщинам Древней Руси. Летописи сохранили немало примеров. Ефросинья Полоцкая, дочь князя Святослава Всеславича (принявшая постриг), открыла женское училище при монастыре и создала мастерскую по переписке книг. Покровительницей книжников была дочь Всеволода Большое Гнездо Верхуслава. Внучка Владимира Мономаха Добродея-Зоя стала автором медицинского руководства «Мази», получившего распространение в Европе. В сочинение, написанное на греческом языке, вошли рекомендации из древнерусской медицины. Покровительствовала искусству Анна, дочь Ярослава Мудрого и жена французского короля. Она подписывала хартии «Anna Reina», тогда как ее муж, король Генрих, ставил вместо подписи крест.

Литература

Древней Руси, несмотря на утраты, поражает своим богатством и разнообразием. Большой ее пласт представляет переводная литература. Уже в первые десятилетия после принятия христианства на Руси получили широкое распространение жития святых, рассказы о библейских персонажах и событиях, а также произведения античной литературы (чаще всего в христианских переложениях). В Киеве в годы правления Ярослава Мудрого был создан книгописный центр, в котором переводили с греческого, латыни, древнееврейского и сирийского языков.

Уже в XI в. появилась оригинальная древнерусская литература. Так, будущий киевский митрополит Илларион написал «Слою о законе и благодати». В «Слове…» Илларион восхваляет не только князя Владимира, крестившего Русь, но и всю Русскую землю, которая «ведома и слышима есть всеми четырьми конци земли». Не только христианин Владимир, но и язычники — «старый Игорь» и «славный Святослав», прославляются им как мужественные воины, известные «в странах многах» .

» Хождение…» игумена Даниила повествует о путешествии в «святую землю» Палестину, совершенном в 1106—1108 гг. Автор подробно описывает природу Палестины, христианские реликвии. Даниил чувствовал себя в Палестине представителем всей Руси, от имени Русской земли он поставил свое «кандило» у «фоба Господня» .

Агиографическая литература — житийные циклы — посвящена русским святым — Борису и Глебу, Антонию и Феодосию Печерским. Внимание древнерусских авторов к житиям русских, а не византийских святых было связано со стремлением подчеркнуть самобытность своей страны и свидетельствовало о росте самосознания [8, https://ukrmova.com.ua].

Феодосий, игумен Киево-Печерской обители, обличал всякое отступление от благочестивого поведения, в том числе и поведение князей, преступавших в своих усобицах нравственно-религиозные нормы. Такая позиция была близка и понятна древнерусскому человеку, для которого «Житие Феодосия Печерского» стаю любимым чтением.

» Повесть временных лет» — общерусский летописный свод, один из самых главных источников по истории Древней Руси. Ее создатель — монах Нестор, для которого характерна и образованность, и широта кругозора. Позднее получило свое развитие и местное летописание — новгородское, владимиро-суздальское, галицко-волынское и др.

Пользовались популярностью и наставления, среди которых особенно любопытно «Поучение Владимира Мономаха», появившееся, по мнению ряда исследователей, около 1117 г.

Вершина древнерусской литературы — «Слово о полку Игореве…» (о неудачном походе новгород-северского князя Игоря Святославича на половцев в 1185 г.). Частный случай — выступление искавшего славы князя Игоря — под пером гениального автора поэмы обрел эпическое значение: спасение Руси — в единстве действий ее правителей, которые должны «вступить в стремя за Русскую землю» .

В церковной архитектуре заметно ощущаюсь влияние Византии. Отсюда Древняя Русь восприняла крестово-купольный тип храма. Первым таким храмом можно считать построенную в годы правления Владимира Святославича в Киеве церковь Пресвятой Богородицы, так называемую Десятинную церковь.

Очень скоро церкви стати возводиться со сложной системой сводчатых и купольных перекрытий, что придало им особую монументальность. К подобным постройкам следует отнести знаменитый Софийский собор в Киеве, увенчанный 13 куполами, — главный храм Древнерусского государства.

Вскоре после создания Киевского кафедрального собора появился Софийский собор и в Новгороде. Знаменательно, что это был не просто спор двух центров, объединение которых некогда послужило основой для Древнерусского государства, сошлись и различные эстетические представления: праздничности и гармоничности Софии Киевской была противопоставлена величавая суровость и лаконичность более северной Софии Новгородской.

Обособление земель сопровождаюсь их экономическим и культурным расцветом. Отныне каждый из князей радел о процветании своего стольного города. Архитектура различных земель, сохраняя общность, приобретаю свои индивидуальные черты. Зодчество получает новые импульсы развития, итог которых — создание архитектурных памятников мирового уровня. Во второй половине XII в. во Владимире сооружается Успенский собор. Традиционная крестово-купольная конструкция получила в нем дальнейшее развитие: нарядный фасад украшен аркатурным поясом, пилястры и полуколонны придавали зданию величавость и легкость. На Владимирской земле стоит и другая жемчужина древнерусской архитектуры, поражающая удивительной простотой и гармонией пропорций — церковь Покрова на Нерли.

Древние зодчие учитывали и окружающее пространство, и вкусы заказчиков. Дмитриевский собор, выстроенный в центре Владимира рядом с Успенским собором и княжескими паттами, был собором дворцовым, призванным возвеличить княжескую власть в лице Всеволода Юрьевича. Собор поражает искусной белокаменной резьбой. По мнению некоторых исследователей, на его северном фасаде изображен сам Всеволод в окружении своих многочисленных сыновей.

Длительный и сложный путь проделаю изобразительное искусство Древней Руси. Ведущую роль в нем занимала монументальная и станковая живопись. Она пришла вместе с иконографическим каноном и техникой из Византии. Наиболее полно мозаика сохранилась в Софии Киевской. Организуют интерьер две композиции с изображением Христа в зените купола и Богоматери в центрачьной апсиде. Не случайно это мозаичное изображение получило название «Нерушимая Стена» .

Первые иконы, появившиеся на Руси, были также привезены из Византии. Среди них икона Владимирской Богоматери, одна из самых почитаемых икон Руси на протяжении ее многовековой истории. Становление самостоятельной древнерусской иконописной школы со своими традициями и художественными особенностями связано с именем Алимпия. Он обучался у греческих мастеров, прибывших в Киев при князе Всеволоде Ярославиче. По легенде, последнюю икону, которую не смог дописать умирающий Алимпий, за него завершил ангел. К древнерусской школе многие искусствоведы относят Спаса нерукотворного (XII в.) и икону Ангела Златые власы.

Прикладное искусство Древней Руси до сих пор поражает красотой, разнообразием материала и высочайшей техникой — сканью, зернью, эмалью.

Сословная неоднородность, свойственная обществу, проявлялась и в культуре. Наряду с высокой культурой части духовенства, светских феодалов и горожан, пронизанной христианскими ценностями, развивалась культура «низов». Эта народная культура причудливо сохранила и соединила элементы христианские и языческие. Особенно это проявлялось в представлениях скоморохов.

Древнюю Русь земледельца и горожанина, труженика и защитника раскрывает устное народное творчество. Оно представлено былинами — эпическими сказаниями Древней Руси. К Киевской эпохе исследователи относят такие былины, как «Добрыня и Змей», «Алеша и Тугарин». Героический былинный эпос был своеобразным средством ритуально-символического осмысления народом прошлого и настоящего. В былинах хорошо видно, о каких князьях и каких заступниках-богатырях мечтал народ, какими идеалами и представлениями он жил.

Развитие культуры Древней Руси происходило в условиях тесной взаимосвязи со странами Европы и Азии. Общерусская культура не только органически впитывала в себя прогрессивные элементы Запада и Востока, но и сама оказывала большое влияние на культуру народов других стран.

Государственный аппарат Киевской Руси — Студопедия

Киевская Русь была раннефеодальной монархией. Эта форма правления выросла из родообщинных отношений и характеризовалась слабостью центральной власти, раздробленностью территорий и сохранением значительных остатков родового самоуправления.

Государственный аппарат имел довольно разветвленную структуру:

 
 

Во главе государства стоял великий князь киевский, которому принадлежала высшая хозяйственная, законодательная, административная, судебная и военная власть. Он, однако, не являлся единоличным правителем, а его власть еще не приобрела отчетливо наследственного характера. Существовали различные способы замещения великокняжеского престола: наследование, захват, избрание вечем.

Князь управлял при помощи дружины, которая проживала на княжеском дворе и находилась на полном содержании князя. Среди дружинников были значительные различия по положению. Старшая дружина состояла из богатых и знатных людей («бояре», «мужи»). Младшая дружина – «гриди», «отроки», «детские», «дети боярские» (возраст при этом не имел значения).

Старшая дружина вместе с городскими старейшинами («старцами градскими») и высшим духовенством образовывала Совет при князе, с которым он обсуждал важнейшие вопросы государственной жизни. В недрах дружины сложилась так называемая десятичная система управления, распространившаяся впоследствии на города и общины: население делилось на десятки, сотни, тысячи во главе соответственно с десятскими, сотскими, тысяцкими.

Из дружинников формировалась княжеская администрация, важнейшая роль в которой принадлежала представителям князя на местах: наместникам (посадникам) – в городах и волостелям – в сельской местности. Наместник выполнял различные управленческие функции: собирал дань, судебные и торговые пошлины, вершил суд, командовал местной дружиной. Наместники и волостели жалованье за службу не получали и содержались за счет собираемого с подведомственной территории так называемого корма. Такая система называлась кормлениями, а должностные лица – кормленщиками. Размеры кормов точно не фиксировались, что создавало возможности для злоупотреблений.

Наместники и волостели в своей работе использовали штат подчиненных должностных лиц (тиуны – ведавшие хозяйством, судьи, доводчики, осуществлявшие вызов в суд, праветчики – судебные исполнители и др.). Все они, как правило, являлись дворовыми слугами наместников и волостелей.

Примерно также формировалась княжеская администрация в центре. Княжеским хозяйством заведовал дворецкий (дворской), которому помогали тиуны. Учет собираемой дани осуществляли данщики; торговую пошлину взимали мытники; денежный штраф за убийство – виру – вирники; пошлину за продажу лошадей – пятно – пятенщики. «Русская Правда» упоминает должности ключника, огнищанина, ловчего, конюшего и др. Для системы управления в центре было характерно совмещение в руках одного должностного лица функций по управлению отдельной отраслью дворцового хозяйства и государственного управления. Другими словами, происходил перенос на управление государством порядка управления дворцовым хозяйством князя. Такая система управления получила название дворцово-вотчинной.


Все Рюриковичи считали себя прирожденными владетельными князьями и «братьями» между собой. Киевский князь именовался «отцом», что было лишь почетным званием, не отражая реальных родственных отношений. Каждый князь на своей территории и в международных делах держал себя как независимый государь и его отношения с другими князьями определялись «либо ратью, либо миром», то есть все спорные вопросы решались силой оружия или соглашениями. Это договорное начало проходит через всю древнерусскую историю и прекращается только в московском государстве.

Очередной порядок наследования, при котором киевский престол наследовал старший в роду, перемещая других родственников из удела в удел, усиливал зависимость младших князей от главы рода. На практике отношения старшинства стали осложняться и путаться по мере численного увеличения династии. К тому же принцип старшинства постепенно приходил в столкновение с принципом вотчины: некоторые удельные князья не желали менять насиженные места, другие рвались в Киев через головы старших «братьев». Любечский съезд князей – Рюриковичей (г. Любеч, 1097г.) принял постановление «каждый держит отчину свою», установив порядок наследования «от отца к старшему сыну». Это решение усилило центробежные тенденции, подготовив почву для распада государства в будущем.

Важную роль в Древнерусском продолжало играть вече – народное собрание, в котором участвовало все взрослое население города, а иногда и окрестных деревень. Власть веча, его состав и компетенция не определялись никакими юридическими нормами. Вече решало вопрос о войне и мире, о созыве ополчения, о призвании или изгнании князей (из 50 киевских князей, занимавших престол в X-XIII вв., 14 были приглашены вечем). Решения вече принимались единогласно. Существовал определенный порядок ведения вечевых собраний и, возможно, иногда практиковалась запись выступлений. Вече по-разному оценивалось историками: одни считали его собранием, где заправляла городская верхушка; другие – подлинным институтом народовластия.

В период Киевской Руси основную массу населения составляли крестьяне-общинники. Государство было заинтересовано в сохранении общинных порядков, так как с их помощью было легче проводить сбор податей и обеспечивать лояльность населения княжеской власти. Община занималась перераспределением земельных наделов, раскладкой податей, решением споров, розыском преступников. В рамках общины действовал институт круговой поруки. Общинное самоуправление возглавлялось выборным старостой. Государство постепенно усиливало контроль над общиной. Наряду с выборными старостами появляются назначенные князем приказчики и иные должностные лица; тем не менее, община в Древней Руси представляла собой вполне автономное образование с собственными суверенными правами.

Глава II. Феодальные отношения в Древней Руси · Покровский М. Н.

Что такое феодализм ♦ Крупное землевладение в Древней Руси ♦ Совпадало ля крупное землевладение с крупным хозяйством? ♦ Вотчинное хозяйство: натуральный оброк ♦ Появление денежного оброка и барщины ♦ Связь вотчины с нечищем; процесс феодализации ♦ Вопрос об оседлости древнерусского крестьянства; «старожильцы» ♦ Вопрос об общине ♦ Эволюция древнерусской деревни ♦ Как возникла крупное землевладение ♦ Пожалование. Захват ♦ Задолженность мелкого землевладения: черносошное крестьянство севера России в ХVI веке ♦ Закуп «Русской правды» и изорники Псковской грамоты ♦ Размеры земельной мобилизации в XVI веке ♦ Соединение политической власти с землей ♦ Вотчинное право как пережиток патриархального ♦ Вотчинный суд; вотчинные таможня ♦ Барские дружины ♦ Вассалитет: феодальная лестница в Московская Русь ♦ Феодальная курия и боярская дума ♦ Охрана нрава в Древней Руси ♦ Можно ли рассматривать феодализм как юридическую систему

Первобытный общественный строй, который мы рассматривали в I главе, уже для Древней Руси стал прошлым. От него сохранялись только переживания, правда, довольно упрямые и цепкие, по глухим углам продержавшиеся почти до наших дней. Но то, что было настоящим для Древней Руси, ее повседневная действительность, принадлежало к позднейшей стадии общественного развития. Эту позднейшую стадию, возникшую непосредственно из тех отношений, которые мы условились называть первобытными, западноевропейские историки и социологи давно назвали феодализмом. Националистическая историография, усиливавшаяся доказать, что в истории России все было «своеобычно», оригинально и непохоже на историю других народов, отрицала существование феодализма в России. Она успела не одному поколению читающей публики внушить знаменитое, ставшее классическим, противоположение каменной, гористой, изрезанной горами и морями на множество клочков Европы, в каждом уголке которой сидел свой «феодальный хищник», упрямо и удачно сопротивлявшийся всем попыткам централизации, и деревянной, ровной, однообразной на всем своем протяжении России, не знавшей феодальных замков, как не знает она ни морей, ни гор — и самой природой, казалось, предназначенной для образования единого государства. Это противоположение, исходившее от наблюдений не столько над социальным строем, сколько над пейзажем, как он рисуется нам, когда мы глядим из окошка железнодорожного вагона, несомненно страдало некоторым перевесом наглядности над научностью. Стоило несколько строже поставить вопрос о том, что же такое феодализм и в чем состоят его отличительные признаки, чтобы выразительная, на первый взгляд, параллель каменного замка западноевропейского барона и деревянной усадьбы русского вотчинника утратила всю свою убедительность. В современной исторической науке ни материал построек, ни наличность или отсутствие в ландшафте горного хребта при определении основных признаков феодализма в расчет вовсе не принимаются. Эта современная наука присваивает феодализму, главным образом, три основных признака. Это, во–первых, господство крупного землевладения, во–вторых, связь с землевладением политической власти, — связь настолько прочная, что в феодальном обществе нельзя себе представить землевладельца, который не был бы в той или другой степени государем, и государя, который не был бы крупным землевладельцем, и, наконец, в–третьих, те своеобразные отношения, которые существовали между этими землевладельцами–государями: наличность известной иерархии землевладельцев, так что от самых крупных зависели более мелкие, от тех — еще более мелкие и так далее, и вся система в целом представляла собою нечто вроде лестницы. Вопрос о том, существовал ли феодализм в России, и сводится к вопросу, имелись ли налицо в древнерусском обществе эти три основных признака. Если да, то можно сколько угодно толковать о своеобразии русского исторического процесса, но наличность феодализма в России признать придется.

Крупное землевладение в России мы встречаем уже в очень раннюю эпоху. Более полная редакция «Русской правды» (представляемая так называемыми списками — Карамзинским, Троицким, Синодальным и другими) в основном своем содержании никак не моложе XIII века, а отдельные ее статьи и гораздо старше. А в ней мы уже находим крупную боярскую вотчину с ее необходимыми атрибутами; приказчиком, дворовой челядью и крестьянами, обязанными за долг работать на барской земле («закупами)»). «Боярин» «Русской правды», прежде всего, крупный землевладелец. Косвенные указания «Правды» находят себе и прямое подтверждение в отдельных документах: в конце XII столетия один благочестивый новгородец жертвует монастырю св. Спаса целых два села «с челядью и со скотиною», с живым инвентарем, как четвероногим, так и двуногим. Для более поздних веков указания на существование больших имений становятся так многочисленны, что доказывать наличность этого явления не приходится. Стоит отметить, ради наглядности, лишь размеры тогдашней крупной собственности да указать ее характерные, сравнительно с нашим временем, особенности. В новгородских писцовых книгах XV века мы встречаем владельцев 600, 900 и даже 1500 десятин одной пахотной земли, не считая угодьев — луга, леса и т. д. Если принять в расчет, что леса тогда часто мерялись даже и не десятинами, а прямо верстами, и что пашня составляла лишь небольшую часть общей площади, то мы должны прийти к заключению, что имения в десятки тысяч десятин не были в древнем Новгороде редкостью. В половине следующего XVI века Троице–Сергиеву монастырю в одном только месте, в Ярославском уезде, в волости Черемхе, принадлежало 1111 четвертей (555’/2 десятин) пашни, что при трехпольной системе, тогда уже общераспространенной в Средней России, составляло более 1600 десятин всего; к этому были луга, дававшие ежегодно до 900 копен сена, и «лесу поверстного, в длину на 9 верст, а в ширину на 6 верст». Это отнюдь не было главное из земельных владений монастыря, напротив, это была лишь небольшая их часть: в соседнем Ростовском уезде у той же Троице–Сергиевой лавры, тоже в одном только имении, селе Новом, было до 5000 десятин одной пашни да 165 квадратных верст леса. В то же время в Тверском уезде мы встречаем помещика, значит, не наследственного, а вновь возникшего собственника, князя Семена Ивановича Глинского, владевшего, кроме того села, где была его усадьба, 65 деревнями и 61 починком, в которых было в общей сложности 273 крестьянских двора, а при них более полуторы тысячи десятин пашни и луга, дававшие до десяти тысяч копен сена. Глинский был важный барин, родственник самого великого князя, но у его соседей, носивших совершенно негромкие имена, один — Ломакова, а другой — Спячева, было у первого 22 деревни, а у второго — 26 деревень да 6 починков. А в Ростовском уезде, в селе Поникарове, мы найдем даже и не дворянина, а простого дьяка (дьяки были «чин худой», по понятиям московской аристократии), владевшего 55 крестьянскими и бобыльскими дворами, которые пахали все вместе до 500 десятин земли.

Мы недаром перешли от количества десятин к количеству дворов и деревень, принадлежавших тому или другому барину: без этого сопоставление не было бы достаточно наглядным. Дело в том, что мы очень ошиблись, если бы предположили, что все эти сотни и тысячи десятин, принадлежавших одному собственнику, пахались этим последним на себя и составляли одно или несколько крупных хозяйств. Ничего подобного: каждая отдельная деревня, каждый отдельный крестьянский двор («двор» и «деревня» тогда часто совпадали, однодверная деревня была даже типичной) пахали свой отдельный участок земли, а сам вотчинник со своими холопами довольствовался одной «деревней» или немногим больше. Самый богатый землевладелец, какого мы только находим в новгородских писцовых книгах, имел собственное хозяйство только в том селе, где стояла его усадьба и где всей обработанной земли было от 20 до 30 десятин. В том имении, где Троицкому монастырю принадлежало до 5000 десятин, собственно монастырская пашня составляла менее 200 десятин, а монастыри вели еще, по–тогдашнему, весьма интенсивное хозяйство и шли впереди всех других земельных собственников. Тут мы подходим к основному признаку феодального крупного землевладения: это было сочетание крупной собственности с мелким хозяйством. Доход тогдашнего богатого барина состоял, главным образом, не в продуктах его собственной пашни, а в том, что доставляли ему крестьяне, ведшие, каждый на своем участке, свое самостоятельное хозяйство. Писцовые книги, в особенности новгородские, дают нам чрезвычайно выразительную картину этого собирания по крохам тогдашнего крупного дохода. Один землевладелец Деревской пятины получал с одного из своих дворов: «из хлеба четверть, метку ячменя, четку овса, ½ барана, 1 сыр, 2 горсти льна, 10 яиц». Другой, принадлежавший к уже более прогрессивному типу, брал с такого же крестьянского двора «4 ½ деньги или хлеба пятину, сыр, баранью лопатку, ½ овчины, 3 ½ горсти льну». Не только продукты сельского хозяйства в прямом смысле получались таким способом владельцем земли, но и продукты, по–нашему, обрабатывающей промышленности: дворы кузнецов платили топорами, косами, сошниками, сковородами. Еще характернее, что таким же путем приобретались и личные услуги: в писцовых книгах мы найдем не только целые слободы конюхов и псарей, — княжеские конюхи и псари бывали даже, относительно, довольно крупными землевладельцами, — но и скоморохов со скоморошицами. Оброк этих средневековых артистов заключался, очевидно, в тех увеселениях, которые они доставляли своему барину. У великого князя Симеона Бекбулатовича в селе Городищи жил садовник, «да ему же дано в сельском поле пашни полдесятины для того, что сад бережет и яблони присаживает». Наиболее бросавшимся в глаза способом такого приобретения личных услуг в виде оброка с земли и у нас, и на Западе было требование за землю военной службы.

Не заметить этого вида феодального оброка было невозможно и, замечая только его, как нечто специфическое, наша историография построила на этом своем наблюдении широкую и сложную картину так называемой «поместной системы». Но поместная система представляет собою лишь особенно яркую деталь феодальной системы вообще, сущность которой состояла в том, что землевладелец уступал другим свое право на землю за всякого рода натуральные повинности и приношения.

Всего позднее в составе этого феодального оброка появляются деньги: по новгородским писцовым книгам мы можем проследить превращение натуральных повинностей в денежные воочию, причем инициатива этого превращения принадлежала самому крупному землевладельцу, великому князю московскому. И одновременно с деньгами, или лишь немного ранее их, видное место в ряду натуральных повинностей начинает играть труд крестьян на барской пашне, которая становится слишком велика, чтобы с нею можно было справиться руками одних холопов: появляется барщина. И то и другое отмечает собою возникновение совершенно нового явления, незнакомого раннему феодализму или игравшего в то время очень второстепенную роль: возникновение рынка; где все можно купить, обменять на деньги, и притом в любом, неограниченном количестве. Только появление внутреннего хлебного рынка могло заставить вотчинника и помещика XVI века серьезно приняться за самостоятельное хозяйство, как на рубеже XVIII и XIX столетий появление международного хлебного рынка дало новый толчок в том же направлении его праправнуку. Только теперь стал ценен каждый лишний пуд хлеба, потому что он обозначал собою лишнее серебро в кармане, а за серебро стало возможно найти удовлетворение всем своим потребностям, в том числе и таким, которых не удовлетворил бы никакой деревенский оброк. В период зарождения феодализма покупка и продажа были не правилом, а исключением: продавали не in выгоды, а из нужды, продавали не продукты своего хозяйства, а свое имущество, которым до того сами пользовались; продажа часто была замаскированным разорением, а покупка, обыкновенно — покупка предметов роскоши, потому что предметы первой необходимости были дома, под руками, и покупать их не приходилось. — покупка была нередко первым шагом на пуп; к такому разорению. В старое время тот хозяйственный строй, где стараются обойтись своим, ничего не покупая и не продавая, косил название натуральное хозяйство. За специфический признак принималось, очевидно, отсутствие или малая распространенность денег и получение всех благ натурою. Но отсутствие денег было лишь производным признаком, суть дела сводилась к отсутствию обмена как постоянного ежедневного явления, без которого нельзя к представить себе хозяйственной жизни, как это стало в наши дни. Замкнутость отдельных хозяйств была главным, и, в применении к крупному землевладению, эта эпоха получила у новейших ученых название эпохи замкнутого вотчинного или поместного хозяйства («мэнориального», как его еще иногда называют, от названия английской средневековой вотчины — manor).

Мы видим, что у этого хозяйственного типа есть одно существенное сходство с тем, который мы рассматривали в I главе: с «печищем» или «дворищем». И там и тут данная хозяйственная группа стремится удовлетворить все свои потребности своими средствами, не прибегая к помощи извне и не нуждаясь в ней. Но есть и очень существенное различие: там плоды общего труда шли тем, кто сам же и трудится — производитель и потребитель сливались в одном тесном кружке людей. Здесь производитель и потребитель отделены друг от друга: производят отдельные мелкие хозяйства, потребляет особая группа — вотчинник с его дворней, чадами и домочадцами.

Как могли сложиться такие отношения? Что заставляло эти сотни мелких хозяев поступаться частью своего дохода в пользу одного лица, никакого непосредственного участия в производственном процессе не принимавшего? С первого взгляда средневековый крестьянский оброк приводит на память одну категорию отношений, хорошо нам знакомых. И теперь крупный собственник, не эксплуатируя всей своей земли сам, часть ее сдает в аренду более мелким хозяевам. Не есть ли все эти бараны, куры, холст или сковороды просто натуральная форма арендной платы, вознаграждение за снятую землю? Если отрешиться на минуту от всякой исторической перспективы, представить себе, что люди во все времена и во всех странах совершенно одинаковы — как это часто представляли себе писатели XVIII века, а иногда делают и современные нам юристы, — такое объяснение покажется нам наиболее простым и естественным. Несомненный факт передвижения больших масс русского населения с запада на восток — а позднее и с севера на юг — специально для России подкреплял это естественное, на первый взгляд, представление другим: русский крестьянин рисовался человеком бродячим, постоянно ищущим нового места для поселения. И вот бродячие крестьяне, снимающие на год, два или три землю в той или иной вотчине, потом идущие дальше, уступая свое место новым пришельцам, — эта картина надолго запечатлелась в памяти многих русских историков. Не сразу пришло в голову то простое соображение, что все эти — несомненные сами по себе — передвижения народных масс подобны тем вековым изменениям в уровне моря, которые совершенно недоступны взгляду отдельного наблюдателя, ограниченного тесными пределами своей личной жизни, и которые становятся заметны лишь тогда, когда мы сравним наблюдения многих поколений. Что правнук русского крестьянина часто умирал очень далеко от того места, где был похоронен его прадед, это верно, но очень поспешно было бы делать отсюда вывод, что и прадед и правнук при своей жизни были странствующими земледельцами, смотревшими на свою избу, как на что–то вроде гостиницы. Чтоб остаться верным такому представлению, нужно закрыть глаза на типичное для Древней Руси явление, выступающее перед нами чуть ли не во всяком документе, где речь идет о земле и землевладении. Ни один спор о земле не решался в то время без участия старожильцев, иные из которых «помнили» за тридцать, другие за сорок, а иные даже за семьдесят и девяносто лет. Эти старожильцы обнаруживали нередко удивительную топографическую память относительно данной местности: наизусть умели показать все кустики и болотца, всякую «сосну обожженную» и «ольху виловатую», отмечавшую собою межу того или другого имения. Чтобы так его знать, в нем нужно было родиться и вырасти, — бродячий арендатор, случайный гость в вотчине, даже за десяток лет не изучил бы всех этих деталей да и были бы они для него интересны? Старожилец был, нет сомнения, таким же прочным и оседлым жителем имения, как и сам вотчинник; и если он платил последнему оброк, то едва ли как съемщик земли, которую, что бывало нередко, исстари пахали не только он сам, но и его отец и даже дед. Но этого мало: «старина», по древнерусским юридическим представлениям, могла лаже и бродячего человека превратить в оседлого. Вновь пришедший крестьянин в имении мог «застареть» — и тогда он терял уже право искать себе нового вотчинника. Какую роль сыграла эта «старина» в позднейшем закрепощении крестьян, это мы увидим в своем месте; пока для нас важно отметить, что и юридически Древняя Русь всходила из представлений о крестьянине как более или менее прочном и постоянном обитателе своей деревни. Кто хотел бродить, тот должен был спешить сниматься с места, иначе он сливался с массою окрестных жителей, которых закон рассматривал, очевидно, как оседлое, а не как кочевое население. Словом, представление о древнерусском земледельце, как о перехожем арендаторе барской земли, и об оброке, как особой форме арендной платы, приходится сильно ограничить, и не только потому, что странно было бы найти современную юридическую категорию в кругу отношений, так мало похожих на наши, но и потому, что оно прямо противоположно фактам. Делиться с барином продуктами своего хозяйства крестьянин, очевидно, должен был не как съемщик барской земли, а по каким–то другим основаниям.

Для феодализма, как всемирного явления, это основание западноевропейской исторической литературой указано давно. В ней говорится о процессе феодализации поземельной собственности. Здесь картина рисуется приблизительно такая. В самом начале оседлого земледелия земля находится в руках тех, кто ее обрабатывает. Большинство исследователей принимает, что земледельческое население хозяйничало тогда не индивидуально, а группами, и земля принадлежала этим же группам; что исходной формой поземельной собственности была собственность не личная, а общинная. Мало–помалу, однако же, общинная собственность разлагалась, уступая место индивидуальной; параллельно с этим шла дифференциация и среди самого населения, общины. Более сильные семьи захватывали себе все больше и больше земли, более слабые теряли и ту, что была в их руках первоначально, попадая в экономическую, а затем и политическую зависимость от сильных соседей. Так возникла крупная феодальная собственность со знакомыми нам отличительными признаками. Для некоторых стран — Англии, например, — свободная община как первичное явление, феодальное имение как вторичное, позднейшее, считаются в настоящее время доказанными. О России этого никак нельзя сказать. Спор о том, существовала ли у нас искони поземельная община, ныне распадающаяся, начался не со вчерашнего дня; в своей классической форме он имеется уже перед нами в статьях Чичерина и Беляева, относящихся еще к 50–м годам XIX века. Но данные для решения этого спора до последнего времени остаются чрезвычайно скудными. Одним из наиболее типичных признаков общины являются, как известно, переделы: так как в общине ни одна пядь земли не является собственностью отдельного лица, то время от времени, по мере перемен в составе населения, общинная земля переделяется заново применительно к числу наличных хозяев. Но до XVI века в России можно указать только один случай земельного передела, да и тот был совершен по инициативе не крестьян, а местного вотчинника, его приказчиком. Другими словами, здесь феодальные отношения уже существовали. Что было до них? Наиболее правдоподобным ответом будет тот, что у нас феодализм развился непосредственно на почве того коллективного землевладения, которое мы определили, как «первобытное» — землевладения «печищного» или «дворищного». Мы помним, что эта своеобразная «коммуна» отнюдь не была той ассоциацией свободных и равных земледельцев, какой рисуется некоторыми исследователями, например, община древних германцев. В «печище» не было индивидуальной собственности, потому что не было индивидуального хозяйства; но когда последнее появилось, о равенстве не было и помину. Если два брата, ранее составлявшие «одну семью» делились, то печище распадалось на две равные половины. Но у первого могло быть три сына, а у второго один: в следующем поколении трое из внуков одного деда владели каждый 1/6 деревни (мы помним, что «деревня» и «двор», хозяйство, часто, а в древнейшую эпоху, вероятно, и всегда совпадали), а четвертый внук — целой половиной. Такие резкие примеры, правда, встречаются редко: при обилии леса каждый, кому было тесно в родном печище, мог поставить новый «починок», который быстро превращался в самостоятельную деревню. Но такие случаи, что в руках одного из содеревенцев находится ⅓ деревни, а в руках другого остальные ⅔, в писцовых книгах очень обыкновенны. Представлению о равном праве каждого на одинаковый с другим земельный участок здесь неоткуда было взяться, да, повторяем, и экономической нужды в этом равенстве пока еще не было.

Пародируя известное выражение, что русский народ занимал Восточно–Европейскую равнину, «не расселяясь, а переселяясь», можно сказать, что развитие древнерусской деревни шло путем не «разделов», а «выделов». Для того, чтобы возникла и у нас община с ее переделами, мало было тех финансовых и вообще политических условий, о которых нам еще придется говорить ниже: нужна была еще земельная теснота, а о ней и помину не было в домосковской и даже ранней Московской Руси. Давно было указано, что наилучшую аналогию по части земельного простора для Древней Руси дают наименее заселенные местности современной Сибири. Как там, так и тут, чтобы вступить в полное обладание земельным участком среди нерасчищенного, девственного леса, достаточно было «очертить» этот участок, поставив метки на окружающих его деревьях. Такой чертеж мы встречаем одинаково и в «Русской правде» с ее «межным дубом», за срубку которого полагался крупный штраф, и в документах XVI веха, которым знакомо даже и это слово — «чертеж». В одном судном деле 1529 года судьи спрашивают местных старожильцек «Скажите по великого князя крестному целованию, чья та земля и лес, на которой стоим, и кто тот чертеж чертил, и лес подсушивал, и овин поставил, и пашню пахал, и сколь давно?» И границами имения, как во времена «Правды» и как в теперешней или недавней Сибири, были меченые деревья. Еще в 1552 году монастырский старожилец в одном земельном споре, доказывая правоту своего монастыря, шел с образом «с дороги налево к дубу кривому, а на нем грань, да к сосне, а на сосне грань, от сосны к дубу вяловатому, на нем грань, а от дуба виловатого через поженку болотом с дубу, а на дубе грань.

Если следов поземельной общины в старых — до XVI века включительно — нашил документах очень мало, то следов печищного землевладения на вотчинных землях этой эпохи сколько угодно. Прежде всего, юридическая форма коллективной семейной собственности оказалась, как этого и следовало ожидать, гораздо устойчивее ее экономического содержания. Вотчинная, наследственная земля в писцовых книгах очень редко является как имущество одного лица, гораздо чаще в качестве субъекта владения перед нами выступает группа лиц, по большей части близких родственников, но иногда и дальних. В сельце Елдезине, в волости Захожье, в Тверском уезде, в начале XVI века сидели Михаил да Гридя Андреевы, дети Елдезины да Гридя Гаврилов, сын Елдезин: два родных брата да один двоюродный. После их смерти их наследники поделились между собою, но опять не на индивидуальные, личные участки. На одной четверти сельца Еддезина оказались вдова Григорья (иначе Гриди) Андреевича Елдезина, Матрена, с двумя сыновьями, половина сельца досталась троим сыновьям Михаила Андреевича, и лишь последняя четверть Елдезинской вотчины нашла себе, очевидно, совершенно случайно, единичного владельца в лице Грибанка Михайловича. В том же уезде, в другой волости, была деревня Ключниково, собственником которой была группа в четыре человека, состоявшая из Сенки да Михаля Андреевых, детей Яркова — родных братьев, да их племянников, Юрки да Матюши Федоровых, детей Яркова. Мы берем два примера из бесчисленного количества встречающихся на страницах московских писцовых книг. До чего непривычна была для Московской Руси XVI века идея личной земельной собственности, показывает нам любопытный факт, что, когда великий князь стал раздавать земли в поместья за службу, то, хотя сама служба была, конечно, личной, ему не пришло в голову раздавать землю тоже отдельным лицам. Понятие о личном служебном участке, служилой «выти», сложилось лишь весьма постепенно. И поместьями первоначально владеют, обыкновенно, отец с сыновьями, дядя с племянниками, несколько братьев вместе. А иногда бывает и так, что на служилом участке сидит мать с сыном, и хотя сыну три года, и служить он, очевидно, не может, но землю оставляют за ним, «покамест в службу поспеет»: нельзя лишать земли целую семью из–за того, что в данный момент в ней некому отбывать воинскую повинность.

Но если юридическая форма держалась прежняя, фактически «печище» давно уже стало дробиться, как это мы видели уже несколько раз; следы этого дробления являются не менее характерным показателем того способа, каким возникала крупная вотчинная собственность Древней Руси, нежели остатки коллективного владения. Мы видели, как в руках членов одной семьи через несколько поколений оказывались дроби прежней «деревни»; но и колоссальные «княженецкие» вотчины слагались иной раз из таких же дробных, мелких жеребьев. В том же Тверском уезде, по писцовой книге 1540–1559 годов, треть деревни Быково принадлежала кн. Борису Щепину, а две трети оставались в руках прежних вотчинников Давыдовых. За Митей Рыскуновым была половина деревни Коробьино, а другая половина за кн. Дмитрием Пупковым. Половина деревни Поповой была в руках Федора Ржевского, а другая половина — «вотчина княгини Ульяны Пупковой». Иногда, благодаря дроблению, на одной и той же земле — и часто небольшой — соединялись вотчинники чрезвычайно разнообразного общественного положения. У семьи Щеглятевых, все в том же Тверском уезде, было две деревни да починок — всего около 60 десятин пашни. Один из этих Щеглятевых служил княгине Анне, жене князя Василия Андреевича Микулинского. А поколение спустя мы встречаем на одной из Щеглятевских деревень целых трех владельцев: ту же княгиню Анну, «сюзерена» одного из Щеглятевых, как мы видели, другого Щеглятева, который в это время был священником, да некую Ульяну Ильиничну Ферезнину, выменявшую у кого–то из вотчинников один из жеребьев этой деревни в обмен на другую землю. Как видим, очень ошибочно было бы представлять себе вотчинников времен Ивана Васильевича Грозного или его отца исключительно важными господами, лордами или баронами своего рода. Собственником земли мог быть я поп, мог быть и дьяк, мог быть и холоп, вчерашний или даже сегодняшний. Князь Иван Михайлович Глинский, умирая в 80–х годах XVI века, просил своего душеприказчика Бориса Федоровича Годунова «пожаловать его» — дать его «человеку» Берсегану Акчюрину одну из вотчинных деревень Глинского в Переяславльском уезде. Наследник, очевидно, вступил во все права наследодателя — и деревня, в силу этого завещания, должна была стать вотчиною Акчюрина, по той же духовной грамоте получавшего и свободу. Здесь отпущенный на волю холоп превратился в вотчинника, а в писцовых книгах первой половины века мы находим вотчинника, отказавшегося от своей свободы и превратившегося в холопа. Некий Некрас Назаров сын Соколов, сидевший на половине сельца Ромашкова, в Тверском уезде, заявил писцам, что он служит князю Семену Ивановичу Микулинскому, «а сказал на себя полную грамоту да кабалу в 8 рублях». Вотчинник, подобно крестьянам той поры, расквитался с долгом, отдав в уплату самого себя.

Это не только не был, разумеется, очень знатный человек, но это не был, конечно, и сколько–нибудь крупный землевладелец, иначе его не постигла бы такая судьба. Мы видели, что крупная собственность уже господствовала в XVI веке, — но это отнюдь не значило, что всякая вотчина этого времени была непременно крупным имением. Ко времени составления писцовых книг мелкая собственность далеко еще не была поглощена окончательно, и в этих книгах мы сплошь и рядом встречаем вотчинников, полных, самостоятельных, наследственных собственников своей земли, владеющих чисто крестьянским по размеру участком — 10 или 12 десятинами пашни в трех полях. Такой «лэнд–лорд» мог бы и в пролетария превратиться совершенно так же, как и любой крестьянин. Все в том же Тверском уезде писцы нашли деревню Прудище, принадлежавшую некоему Васюку Фомину, на которую им «письма не дали» по весьма уважительной причине: описывать было нечего. Там не только не велось хозяйство, но Даже никакого строения не было, а вотчинник Васюк Фомин ходил по дворам и питался Христовым именем.

Крупная собственность у нас, как и везде в Европе, вырастала на развалинах мелкой. Какими путями шел этот процесс? Как экспроприировались мелкие собственники в пользу разных князей Микулинских, Пупковых и иных земельных магнатов — Троицкого, Кириллово–Белозерского и иных монастырей? В XVI веке мы застаем уже только последние звенья длинной цепи, — естественно, что они прежде всего бросаются нам в глаза, закрывая более старые и, может быть, гораздо более распространенные формы экспроприации. Одной из наиболее заметных форм этого позднейшего периода является пожалование населенной земли в вотчину государем. Мы видели (в гл. I), что «пожалование», как юридическая обрядность, было необходимым условием возникновения всякой земельной собственности в древнейшее время, но сейчас мы имеем ввиду, конечно, не эту юридическую обрядность, а такой акт, которым над массою мелких самостоятельных хозяйств фактически воздвигался один крупный собственник, который мог любую часть дохода этих хозяйств экспроприировать в свою пользу. Как просто это делалось, покажет один пример. В 1551 году царь Иван Васильевич, тогда еще весьма послушный боярам и дружившему с ним крупному духовенству, пожаловал игуменью Покровского (во Владимирском уезде) монастыря 21 черной деревней. Черносошные крестьяне еще в XVII веке распоряжались своими землями, как полной собственностью, никому за них ничего, кроме государственных податей, не платя. А теперь коротенькая царская грамота обязывала все население этой 21 деревни «игуменью и ее прикащиков слушать во всем и пашню на них пахать, где себе учинят, и оброк им платить, чем вас изобрачат». Одним почерком пера двадцать одна свободная деревня превратилась в феодальную собственность игуменьи Василисы с ее сестрами.

Эта вполне «государственная», архилегальная, если так можно выразиться, форма возникновения крупной собственности настолько ясна, проста и так хорошо всем знакома, что нет надобности на ней настаивать. Любовь наших историков предшествующих поколений ко всему «государственному», — недаром они были, по большей части, учениками Гегеля, прямо или косвенно, — заставляет, наоборот, подчеркивать, что насильственный захват чужой земли далеко не всегда облекался в такую юридически безукоризненно корректную оболочку. Долго было дожидаться, пока государь пожалует землю, — сильный и влиятельный человек мог гораздо скорее прибрать ее к рукам, не стесняясь этой юридической формальностью. Через писцовые книги XVI века длинной вереницей тянется ряд таких, например, отметок: жили два брата Дмитриевы, великокняжеские конюхи — маленькие землевладельцы, имевшие всего одну деревню. «К той же деревне пожня… и ту пожню отнял сильно Григорий Васильевич Морозов, а ныне та пожня за князем Семеном Ивановичем Микулинским». Да к той же деревне была пустошь: «и ту пустошь отнял князь Иван Михайлович Шуйский…» Или: «дер. Сокевицыно… пуста, а запустела от князя Михаила Петровича Репнина». Одна правовая грамота 40–х годов XVI века даст очень живую иллюстрацию к этим сухим отметкам московской казенной статистики. Жалуется на свою обиду Спасский Ярославский монастырь — сам крупный землевладелец, конечно, но более мелкий и слабый, нежели посланный ему судьбою сосед. Человек этого соседа, князя Ивана Федоровича Мстиславского, Иван Толочанов, приехав на монастырские деревни, «крестьян монастырских из деревень выметал», и в одной деревне поселился сам, а другие обложил в свою пользу оброком. Но, «выметав» самих крестьян, новый владелец отнюдь не пожелал расстаться с их имуществом: его он оставил себе, выгнав вон хозяев чуть не голыми. Перечень ограбленного, который дают, один за другим, отдельные «выметанные» крестьяне в той же челобитной, любопытен, прежде всего, как конкретный показатель того уровня благосостояния, на каком стоял средний крестьянский двор XVI века. Один, например, из этих крестьян Иванко показывает, что у него «тот Иван Толочанов взял мерина, да две коровы, да пять овец, да семеро свиней, да пятнадцать кур, да платьишко, господине, моего и женина, взял шубу да сермягу, да кафтан крашеный, да летник самоделку, да опашень новогонский черлен, да пять рубашек мужских, да пятнадцать рубашек женских, да пятеро порты нижних, да пол–третьядцать (25) убрусов шитых и браных и простых, да двадцать полотен, да семь холстов, да девять гребенин, да три топора, да две сохи с полицами, да три косы, да восемь серпов, да двенадцать блюд, да десять ставцов, да двенадцать ложек, да две сковороды блинных, да шесть панев, да три серги, одни одинцы, а две на серебре с жемчугом, да сапоги мужские, да четверо сапог женских и ребячьих, да двадцать алтын денег…» Как видим, у русского крестьянина времен Грозного еще было что взять, и нужно было не одно поколение Иванов Толочановых, чтобы довести этого крестьянина до теперешнего его состояния.

Но насильственный захват, в легальной или нелегальной его форме, едва ли был главным способом образования крупного землевладения в Древней Руси. В истории, как и в геологии, медленные молекулярные процессы дают более прочные результаты, чем отдельные катастрофы. У нас нет — или очень мало — материала для детального изучения молекулярного процесса, разлагавшего мелкую собственность в древнейший период. Но мы уже сказали, что у так называемых черносошных (позднее — государственных) крестьян, уцелевших преимущественно на севере России, вотчинная собственность сохранилась даже в XVII веке. Эволюцию мелкого вотчинного землевладения здесь мы можем, наблюдать довольно близко — и, как увидим, есть все основания думать, что происходившее здесь во времена Алексея Михайловича мало чем отличалось от того, что происходило в остальной России при Иване III и Иване IV или даже гораздо ранее. Здесь, на севере России, мы видим воочию, как под давлением чисто экономических причин, без вмешательства государственной власти или открытой силы, в руках одних сосредоточивается все больше и больше земли, в то время как владения менее счастливых вотчинников тают, как снежная глыба под весенним солнцем. Сравнивая положение русского крестьянства на Севере по переписям 1623 и 1686 годов, его исследователь приходит к такому выводу: «Разница между худыми, средними и лучшими крестьянами сделалась более ощутительной: отношения между minimum’oм и maximum’oм (по трем волостям: Кевроле, Чаколе и Марьиной горе) изменились с 1:48 (без наезжих пашен) на 1:256», — прежде минимальный крестьянский участок был 1/6 четверти, теперь 1/16. Четверть — полдесятины, «четверть в поле» равняется полутора десятинам пашни всего, при трехпольной системе. Значит, наименьший крестьянский участок 1623 года составляла ¼ нашей десятины, 1686 года — менее 1/6. А наибольший участок в первом случае равняется 8 четвертям, а во втором — 16, причем дворы с наибольшим участком составляли в 1623 году менее 1% общего числа, а в 1686–м — более 6%. «Прежде между самым обычным крестьянским жеребьем и наиболее значительным разница не превышала 2–2 ½: 8–10, теперь 2–2 ½: 16–20, т. е. прожиточный человек успел сильно обогнать среднего крестьянина». И параллельно с этим таянием мелкой собственности так же наглядно растет зависимость мелкого вотчинника от его более богатых соседей. Тогда как в 1623 году у рядовых крестьян совсем не было половников ни в Кевроле, ни в Чаколе, в 1686 году у 6 крестьян 11 половников: у одного 4, у одного — 3, у остальных по одному.

Безземельные крестьяне уже попадаются в 20–х годах XVII века: «В Чакольскон волости, в деревне Бурцовской, Федор Моисеев бродил меж дворов, а пашни его жеребей за Н. Алексеевым, или в дер. Фоминской А, Михаилов обнищал, его двор и пашня ½, четв. дер. Сидоровской за крестьянами Ив. Кирилловым и Л. Оксеновым». В том и другом случае покупатели — наиболее прожиточные жильцы: Н. Алексеев имеет 5 ½ четвертей, тогда как у остальных от 1 ½ до 3 ч., у Кириллова 6 ¼ ч., у его соседа только 2. Это не только покупатели, во и кредиторы маломочных людей: «Двор Патрикейка Павлова в закладе у Д. Никифорова и пашни ¼ чети». Обнищавшие крестьяне нерезко совсем уходят из деревни: «Их обрали должники, и они от последних долгов сбрели», как замечает Сольвычегодский писец. Нередко они обращались в половников, иногда нанимаясь к своим кредиторам на свой прежний участок; в деревне Сватковской Кеврольского стана в 1678 году брат ушедшего крестьянина владел его явором и пашней, а в 1686 году он же, вместе с племянником, сыном прежнего вотчинника, живет половником на старом участке, перешедшем к богатому крестьянину Дм. Заверину.

То, что происходило на глухом Севере во второй половине XVII века и что мы можем наблюдать здесь из года в год и из двора во двор, знакомо еще «Русской правде» XIII века и Псковской грамоте XV века: только там мы имеем лишь более или менее косвенные указания на процесс, который здесь мы можем учесть с почти статистической точностью. «Русская правда» знает уже особый разряд крестьян, очень смущавший всегда наших историков–юристов; это так называемые закупы. Они занимали промежуточное положение между свободным крестьянином, «смердом», и холопом и превращались в холопов с большою легкостью: простое неисполнение принятого на себя обязательства, уход с работы до срока делали закупа рабом хозяина, от которого он ушел. С другой стороны, закупа можно было бить, как холопа, — только «за дело», а не по капризу. Модернизируя отношения XIII века, некоторые исследователи желали бы видеть в закупе просто наемного работника. Несомненно, он и был таким в том смысле, что работал в чужом хозяйстве или, по крайней мере, на чужое хозяйство, за известное вознаграждение. Но это отнюдь не был представитель сельского пролетариата: у закупа одна из статей «Русской правды» предполагает «свойского коня», т. е. лично ему принадлежавшую лошадь, и вообще, «старицу» — свое собственное имущество, которое хозяин, как видно из другой статьи той же «Правды», часто склонен был рассматривать, как принадлежащее ему.

Это был, значит, наемный работник особого рода, нанимавшийся со своим собственным инвентарем; другими словами, это был крестьянин, вынужденный обстоятельствами работать на барской пашне. Что ставило его в такое зависимое положение, «Правда» указывает с достаточной ясностью: «закуп» потому так и назывался, что брал у барина «купу», т. е. ссуду — частью, может быть, деньгами, но главным образом в форме того же инвентаря: плуга, бороны и т. д. Другими словами, это был крестьянин задолжавший — в этом и был экономический корень его зависимости. Из одной статьи «Правды» можно заключить, что у него оставалось и какое–то собственное хозяйство: эта статья предполагает, что закуп мог «погубить» ссуженную ему хозяином скотину, «орудия своя дея», на какой–то своей собственной работе. Вероятно, стало быть, что у него в некоторых случаях, по крайней мере, оставался еще и свой земельный участок. Но он уже настолько утратил свою самостоятельность, что на суде стоял почти на одном уровне с холопом: на него можно было сослаться, выставлять его «послухом», только в «малой тяже» — и то «по нужде», когда никого другого не было. Два века спустя в Псковской судной грамоте мы находим уже детально разработанное законодательство о таких задолжавших крестьянах, которые здесь носят название «изорников», «огородников», а иногда и «исполовников», как в северных черносошных волостях XVII века. У всех этих зависимых людей разного наименования все еще было и свое собственное имущество, с которого в иных случаях хозяин и правил свой долг, свою «покруту». Но они уже настолько были близки к крепостным, что их иск к барину не принимался во внимание, тогда как «Русская Правда» такие иски еще допускала.

Задолженность крестьян вовсе не была явлением, свойственным исключительно эпохе зарождения крепостного права, XVI–XVII векам. Вот почему и этого последнего нельзя объяснить одной задолженностью. Зависимость половника Кеврольской волости в XVII столетии, как и закупа «Русской правды» в XIII веке, и не доходила до рабства, которое на севере России как раз и не развилось. Для того чтобы из задолженности возникло порабощение всей крестьянской массы, нужны были такие социально–политические условия, которые встречались не всегда. Но закрепощение было заключительным моментом длинной драмы, и сейчас мы еще довольно далеки от этого момента. Гораздо раньше, чем крестьянин становился полной собственностью другого человека, он сам переставал быть полным собственником. Первым последствием задолженности была еще не потеря свободы, а потеря земли. «Пожалуй нас, сирот твоих, благослови нас меж собою земли своя нужды ради продавать и закладывать», просили чухченемские церковные крестьяне холмогорского архиепископа Афанасия: «Для того, что у нас прокормиться нечем, только не продажею земляною и закладом». По словам исследователя, у которого мы заимствуем эту цитату, развитие половничества «идет рука об руку с увеличением мобилизации недвижимости, так что в одном и том же уезде они (эти явления) встречаются реже или чаще, смотря по тому, насколько устойчива крестьянская вотчина: например, в Сольвычегодском уезде, в Лузской Перемце, где 95,9% крестьян в 1645 году владеют по старине и писцовым книгам 1623 года, нет ни одного половнического двора. Напротив, в Алексеевском стане, где главное основание владения — крепости (купчие), около 20 половнических дворов, в Польской волости на 80 крестьянских приходится 16 половничьих, принадлежащих тем же крестьянам» и т. д. Одна из московских писцовых книг XVI века, к счастью, сохранила нам указания на те документы, которые мог предъявить владелец земли в доказательство своих прав. В подавляющем большинстве случаев эти документы — купчие. По двум волостям Тверского уезда, Захожью и Суземыо, московскими писцами половины XVI века описано 141 имение, не считая монастырских, причем на некоторые имения было представлено несколько документов; из последних: купчих — 65, закладных — 18, меновных — 22. В двадцати одном случае документы оказались утраченными, и лишь в 18 вотчинник владел по духовной грамоте, т. е. был «вотчичем и дедичем» своей земли в буквальном смысле слова, получив свое имение по наследству. Не нужно думать, что эти наследственные вотчичи какие–нибудь особенно знатные люди: среди них мы встречаем, например, и тверского гостя, торгового человека Ивана Клементьевича Савина. Земля крепко держится в руках более богатого, а не более родовитого человека. А уплывают из рук скорее всего мелкие вотчинки, и по писцовым книгам мы можем иногда весьма наглядно проследить, как происходила у нас в XVI веке одновременно мобилизация и централизация поземельной собственности. «Михалка Корнилова, сына Зеленцова деревня Зеленцово, пашни полполполчети сохи», читаем мы в одном месте. «А нонеча Зубатово Офонасьева сына Хомякова: дер. Зеленцово, пустошь Сахарове: пашни в деревне 25 четьи в одном поле, а в дву потому же, сена 15 копен. Зубатой служит владыце тверскому; земля середняя — а крепость кабала закладная». «Грядки да Ивашки Матвеевых детей Тарасова дер. Бранково, дер. Починок… Гридки да Ивашки в животе не стало, а нонеча Ивана Зубатова, сына Хомякова деревня Брянково, починок Степанова. Пашни в деревне и в починке 20 четей в одном поле… Иван служит владыце тверскому, а крепость у него — купчая. Так в лице удачливого «послужильца» тверского владыки из двух экспроприированных мелких вотчинников вырос один, покрупнее.

Медленный, веками тянувшийся экономический процесс работал на пользу крупной собственности вернее, нежели самые эффектные «наезды» с грабежами и кровопролитием. К XV–XVI векам, повторяем еще раз, экспроприация мелких собственников была почти совершившимся фактом — мелких вотчинников оставалось ровно лишь настолько, чтобы можно было опровергнуть довольно прочно держащийся предрассудок, будто вся земля к этому времени была уже «окняжнена» или «обоярена». Первый из основных признаков феодализма — господство крупной собственности — может быть доказан для Древней Руси, домосковского периода включительно, столь же удовлетворительно, как и для Западной Европы XI — ХП веков. Еще более вне спора второй признак — соединение политической власти с землею неразрывной связью.

Что крупная вотчинная аристократия на своих землях не только хозяйничала и собирала оброки, а и судила и собирала подати, — этого факта никто в русской исторической литературе никогда не отрицал, он находит себе слишком много документальных подтверждений, притом давным–давно опубликованных. Но с обычной в нашей историко–юридической литературе государственной точки зрения, эти права всегда представлялись как особого рода исключительные привилегии, пожалование которых было экстраординарным актом государственной власти. «Эти привилегии предоставлялись не целому сословию, а отдельным лицам и всякий раз на основании особых жалованных грамот», — говорит проф. Сергеевич в последнем издании своего труда «Древности русского права». Двумя страницами далее тот же исследователь находит, однако же, вынужденным обратить внимание своего читателя на то, что среди наделенных такой привилегией встречаются не только большие люди, имена которых писались с «вичсм», но также «Ивашки и Федьки». Он делает отсюда совершенно правильный вывод, что «такие пожалования составляли общее правило, а не исключение», т. е. что привилегия принадлежала именно «целому сословию» землевладельцев, а никак не «отдельным лицам» в виде особой государевой милости. А еще двумя страницами далее тот же автор вскрывает еще более любопытный факт: сам акт пожалования мог исходить вовсе и не от государственной власти, а от любого вотчинника. С приводимой им жалованной грамоты митрополита Ионы некоему Андрею Афанасьеву (1450) можно сопоставить еще более выразительный пример того же рода — жалованную грамоту кн. Федора Михайловича Мстиславского тому самому Ивану Толочанову, о подвигах которого уже шла речь выше. «Тиуны наши и доводчики, и праведник не выезжают (в пожалованные Толочанову деревни) ни по что, — пишет в этой грамоте кн. Мстиславский, — ни поборов своих у них не емлют и крестьян его не судят, а ведает и судит своих крестьян Иван сам или кому его прикажет, а сведется суд сместной нашим крестьянам с его крестьяны и тиуны наши их судят, а он с ними же судит, а присудом делятся на полы, опричь душегубства и татьбы, и разбоя с поличным и дани сошные, а кому будет до него дело, ин его сужу яз князь Федор Михайлович или кому прикажу». Издатель этого интересного документа, г. Лихачев, справедливо отмечает в предисловии, что этот князь Мстиславский не только не был каким–нибудь самостоятельным владельцем, но даже в числе слуг московского великого князя не занимал сколько–нибудь выдающегося места; он не был даже боярином. Нужно прибавить, что и земля–то, которую он с такими правами «пожаловал… своему боярскому сыну», была не его наследственная, а пожалованная ему самому великим князем Василием Ивановичем. И этот последний, по всей видимости, отнюдь не считал такого дальнейшего делегирования пожалованной им «привилегии» еще более мелкому землевладельцу чем–нибудь ненормальным: недаром и он сам, и его отец, и его сын давали такие грамоты совсем мелким своим помещикам. Выше мы упоминали, по писцовым книгам первой половины XVI века, о двух великокняжеских конюхах, которых систематически обижали их сильные соседи — боярин Морозов да князья Микулинский и Шуйский: в доказательство своих прав эти конюхи предъявили, однако же, несудимую грамоту «великого князя Ивана Васильевича всея Руси», — неясно, был ли это Иван III или Иван IV. А немного ниже в той же писцовой мы находим жалованную несудимую грамоту на полсельца, где было всего 50 десятин пахотной земли. Таким образом у нас, как и в Западной Европе, не только большой барин, но и всякий самостоятельный землевладелец был «государем в своем имении», и г. Сергеевич совершенно прав, когда говорит, не совсем согласно со своим первоначальным определением вотчинного суда, как исключительной привилегии отдельных лиц, что, сельское население, еще задолго до прикрепления крестьян к земле, находилось уже под вотчинным судом владельцев».

С эволюционной точки зрения происхождение этого «вотчинного права» совершенно аналогично возникновению вотчинного землевладения: как последнее возникло из обломков землевладения «печищного» — патриархальной формы земельной собственности, — так первое было пережитком патриархального права, не умевшего отличать политической власти от права собственности. Можно даже сказать, что здесь было больше, чем «переживание»; когда московский великий князь жаловал «слугу своего (такого–то) селом (таким–то) со всем тем, что к тому селу потягло, и с хлебом земляным (т. е. с посеянной уже озимой рожью) опроче душегубства и разбоя с поличным», то он совершенно «по первобытному» продолжал смешивать хозяйство и государство и даже рассматривал, очевидно, свои государственные функции преимущественно с хозяйственной точки зрения, ибо уподобить душегубство и разбой «земляному хлебу» можно было только, если не видеть в охранении общественной безопасности ничего, кроме дохода от судебных пошлин. Нет надобности настаивать, что это выделение особенно важных уголовных дел как исключительно подведомственных княжескому суду, объясняется, конечно, теми же хозяйственными мотивами: за душегубство и разбой налагались самые крупные штрафы — это были самые жирные куски княжеского судебного дохода. Но расщедрившись, князь мог отказаться и от этой прибыли: великая княгиня Софья Витовтовна в жалованной грамоте Кирилло–Белозерскому монастырю (1448–1469) писала: «Мои волостели и их тиуны… в душегубство не вступаются некоторыми делы». Нет надобности говорить также, что и самое пожалование было лишь такою же точно юридической формальностью, как и жалованная грамота на землю вообще. Оно лишь размежевывало права князя и частного землевладельца, насколько это было возможно, ибо именно благодаря смешению политической власти и частной собственности права эти грозили безнадежно перепутаться. Но источником права вовсе не была непременно княжеская власть сама по себе: в споре из–за суда и дани вотчинники ссылались не только на княжеское пожалование, а также, сплошь и рядом, и на исконность своего права — на «старину». Так доказывал свое право, например, один бело–зерский боярин половины XV века у которого Кириллов монастырь «отнимал» его вотчинную деревню «от суда да от дани». Что относилось к «суду и дани», т. е. к судебным пошлинам и прямым налогам, то же имело место и по отношению к налогам косвенным. Частные таможни мы встречаем не только в княжеских вотчинах, где можно их принять за остаток верховных прав, некогда принадлежавших владельцу, но во владениях помещиков средней руки, которых иногда мог обидеть и простой московский чиновник — дьяк. Из жалобы одного такого обиженного дьяком рязанского помещика второй половины XVI века, Шиловского, мы узнаем, что в вотчине его и его братьев «на их же берегу сыплют в судна жито, емлют с окова по деньге, да они же емлют мыто с большого судна по 4 алтына, а с малого судна по алтыну, и того мыта половина Телеховского монастыря». И таможенным доходом можно было делиться пополам с соседом, как, в известных случаях, судебными пошлинами.

«Государь в своем имении» не мог, конечно, обойтись без главного атрибута государственности — военной силы. Еще «Русская правда» говорит о «боярской дружине» наравне с дружиной княжеской. Документы более позднего времени, по обыкновению, дают конкретную иллюстрацию к этому общему указанию древнейшего памятника русского права. В составе дворни богатого вотчинника XV–XVI веков мы, наряду с поварами и ситниками, псарями и скоморохами, находим и вооруженных челядинцев, служивших своему барину «на коне и в саадаке». «А что мои люди полные и докладные, и кабальные, — пишет в своей духовной Василий Петрович Кутузов около 1560 года, — и те все люди на слободу, а что у них моего данья платья и саадаки и сабли и седла, то у них готово, да приказчики ж мои дадут человеку моему Андрюше конь с седлом и с у дою, да тегиляй, да шелом…» Такой вотчинный дружинник, несомненно, уже в силу своей профессии стоял выше простого дворового. Он мог оказать барину такие услуги, которых забыть нельзя, и стать в положение привилегированного челядинца, почти вольного слуги. У этого Андрюши был, кроме барского, еще «конь его купли» и кое–какая рухлядь, и Василий Петрович Кутузов очень заботится, чтобы это имущество душеприказчики не смешали с барским. Люди именно этого разряда, по всей вероятности, и были те холопы на жалованье, о которых говорит духовная другого вотчинника, уже цитированная нами, кн. Ивана Михайловича Глинского. Прося своего душеприказчика Бориса Годунова «дати наделка людем моим по книгам, что им жалованья моего шло», завещатель выше говорит о тех же людях, что они отпускаются на свободу «со всем с тем, кто на чем мне служил»: но нельзя же допустить, что повар отпускался с кухней, на которой он стряпал, или псарь с тою стаей гончих, которой он заведывал. Так можно было опять–таки выразиться только о людях, служивших своему барину на коне и в доспехе; в другой духовной (Плещеева) прямо и оговаривается, что «лошадей им (холопам) не давати». Глинский был щедрее к своим бывшим ратным товарищам и, как мы уже видели, завещал даже одному из них свою деревню в вотчину. Но такой же земельный участок служилый холоп мог получить от барина и при жизни последнего. По Тверской писцовой книге первой половины XVI века на одной четверти деревни Толутина сидел «человек» князя Дмитрия Ивановича Микулинского, Созон. От такого испомещенного на земельном участке челядинца до настоящего мелкопоместного дворянина было уже рукой подать. Дважды упоминавшийся выше Иван Толочанов в жалобе на него Спасского монастыря называется «человеком» князя Ивана Федоровича Мстиславского, а отец последнего в своей жалованной грамоте называет Толочанова «сыном своим боярским», т. е. дворянином. Так незаметно верхушки вооруженной дворни переходили в нижний слой военно–служилого сословия: по одну сторону тонкой черты стоял холоп, по другую — вассал.

Существование такого вассалитета у русских крупных землевладельцев XVI века — существование вольных вотчинников, несших военную службу со своей земли, на своем коне и иногда со своими вооруженными холопами, не московскому великому князю, а «частным лицам» — неопровержимо доказывается той же самой писцовой книгой Тверского уезда, о которой мы не раз упоминали выше. В этой книге, составленной около 1539 года, перечислено 574 вотчинника, большею частью мелких. Из них великому князю служили 230 человек, частным собственникам разных категорий — 126, и никому не служили 150 человек. Из 126 «аррьер–вассалов» московской феодальной знати 60 человек служили владыке тверскому, а 30 — князю Микулинскому.. Из других источников мы знаем, что у митрополитов и архиереев были на службе не только простые «послужильцы», но и настоящие бояре. «Архиерейские бояре, — говорит один из историков Русской церкви, — в древнейшее время ничем не рознились от бояр княжеских по своему происхождению и по своему общественному положению… Они поступали на службу к архиереям точно так же и на тех же условиях, как и к князьям, т. е. с обязательством отбывать воинскую повинность и нести службу при дворе архиерея, за что получали от него в пользование земли». На этих землях они могли помещать своих военных слуг, — а их собственный господин, в свою очередь, был вассалом великого князя. Митрополичья военная дружина должна была идти в поход вместе с дружинами последнего, «а про войну, коли яз сам великий князь сяду на конь, тогда и митрополичим боярам и слугам», говорит грамота вел. кн. Василия Дмитриевича (ок. 1400 года). На службе московского великого князя вытягивалась такая же лестница вассалов, как и на службе средневекового короля Франции.

Характер отношений между отдельными ступеньками этой лестницы — между вольными военными слугами разных степеней и их соответствующими сюзеренами — детально изучен покойным Н. Павловым–Сильванским, успевшим и резюмировать итоги своих специальных работ в своей популярной книжке «Феодализм в Древней Руси» (СПб., 1907). «Служебный вассальный договор скреплялся у нас и на Западе сходными обрядностями», — говорит этот автор. — Закреплявшая вассальный договор в феодальное время обрядность оммажа так же, как древнейшая обрядность коммендации, вручения, состояла в том, что вассал в знак своей покорности господину становился перед ним на колени и клал свои сложенные вместе руки в руки сеньера; иногда в знак еще большей покорности вассал, стоя на коленях, клал свои руки под ноги сеньера. У нас находим вполне соответствующую этой обрядности обрядность челобитья. Боярин у нас бил челом в землю перед князем в знак своего подчинения. В позднейшее время выражение «бить челом» употреблялось в иносказательном смысле униженной просьбы. Но в удельное время это выражение обозначало действительное челобитье, поклон в землю, как видно из обычного обозначения вступления в службу словами «бить челом в службу…». Во второй половине удельного периода одна обрядность челобитья считалась уже недостаточной для закрепления служебного договора, и к этой обрядности присоединяется церковный обряд, целование креста. Такая же церковная присяга, клятва на Евангелии, на мощах или на кресте совершалась на Западе для закрепления феодального договора, в дополнение к старой обрядности коммендации или оммажа. Наша боярская служба так близка к вассальству, что в нашей древности мы находим даже точно соответствующие западным термины: приказаться — avouer, отказаться — se desavouer». Как пример первого, автор приводит современную формулу известия о подчинении новгородских служилых людей Ивану III: «Били челом великому князу в службу бояре новгородские и все дети боярские и житии, да приказався вышли от него». Хорошим примером второго термина служит приводимый им же несколько дальше рассказ жития Иосифа Волоколамского о том, как этот игумен, не поладив с местным волоколамским князем, перешел от него к великому князю московскому: Иосиф «отказался от своего государя в великое государство. Одно место Никоновской летописи сохранило нам и самую формулу такого «отказа». В 1391 году московский князь Василий Дмитриевич, сын Донского, купив у татар Нижегородское княжество, двигался со своими войсками на Нижний Новгород, чтобы осуществить только что приобретенное им «право». Нижегородский князь Борис Константинович, решив сопротивляться до последней возможности, собрал свою дружину и обратился к ней с такой речью: «Господие моя и братия, бояре и други! Попомните господне крестное целовение, как есте целовали ко мне, и любовь нашу и усвоение к вам». Бояре под первым впечатлением грубой обиды, нанесенной их князю, горячо вступились за его дело. «Все мы единомышленны к тебе, — заявил Борису старший из них, Василий Румянец, — и готовы за тебя головы сложить». Но Москва в союзе с татарами была страшной силой — сопротивление ей грозило конечной гибелью сопротивляющимся. Когда первое одушевление прошло, нижегородские бояре решили, что сила солому ломит и что дело их князя все равно проиграно. Они задумали «отказаться» от князя Бориса и перейти к его сопернику. Тот же Василий Румянец от лица всех и заявил несчастному Борису Константиновичу о происшедшей перемене. «Господине княже! — сказал он, — не надейся на нас, уже об есмы ныне не твои и несть с тобою есмы, но на тя есмы». «Так точно на Западе, — добавляет, приведя эти слова, историк русского феодализма, — вассал, отказываясь от сеньера, открыто говорил ему: уже не буду тебе верным, не буду служить тебе и не буду обязан верностью…».

Приведенный сейчас случай ярко освещает особенности того режима, с которого начала Московская Русь и который еще долго жил под оболочкой византийского самодержавия, официально усвоенного Московским государством с начала XVI века. Что князя киевской эпохи нельзя себе представить без его бояр, в этом давно согласны все историки. Как пример приводится обыкновенно судьба князя Владимира Мстиславича, которому его бояре, когда он предпринял один поход без их согласия, сказали: «О себе еси, княже, замыслил, — а не едем по тебе, мы того не ведали». Но и «собирателей» Московской Руси нельзя себе представить действующими в одиночку; недаром Дмитрий Донской, прощаясь со своими боярами, вспоминал, что он все делал вместе с ними: поганых одолел, храборствовал с ними на многие страны, веселился с ними, с ними и скорбел — «и назывались вы у меня не боярами, а князьями земли моей». Как во главе любого феодального государства Западной Европы стояла группа лиц (государь, король или герцог, «сюзерен» с «курией» своих вассалов), так и во главе русского удельного княжества, а позднее и государства Московского стояла тоже группа лиц: князь, позже великий князь и царь, со своей боярской думой. И как западноевропейский феодальный «государь» в экстренных и в особенно важных случаях не довольствовался советом своих ближайших вассалов, а созывал представителей всего феодального общества, «государственные чины», так и у нас князь в древнейшее время иногда совещался со своей дружиной, а царь — с Земским собором. Мы позже будем иметь случай изучать оба эти учреждения подробнее. Пока заметим лишь, что корни того и другого — и думы и собора — глубоко лежат в том феодальном принципе, который гласит, что от вольного слуги можно было требовать лишь той службы, на какую он подрядился, и что он мог бросить эту службу всякий раз, как только находил ее для себя невыгодной. Оттого никакого важного дела, которое могло бы отразиться на судьбе его слуг, феодальный господин и не мог предпринять без их согласия.

Насколько прочен был этот «общественный договор», своего рода контракт между вассалом и сюзереном в феодальном обществе? Средневековые договорные отношения очень легко поддаются идеализации. «Права» вольных слуг очень часто представляются по образу и подобию прав, как они существуют в современном правовом государстве. Но мы знаем, что в этом последнем права слабейшего часто бывают ограждены лишь на бумаге, а на деле «у сильного всегда бессильный виноват». К феодальному государству это приложимо в гораздо большей степени. Договорные отношения вассала и сюзерена, в сущности, гораздо более походили на нормы теперешнего Международного права, которые не нарушает только тот, кто не может. В междукняжеских договорах сколько угодно можно было писать: «А боярам и слугам межи нас вольным воля», а на практике то и дело случалось, что князь «тех бояр и детей боярских», которые от него «отъехали», «пограбил, села их и домы их у них поотымал и животы и остатки все и животину у них поймал». И никакого суда и никакой управы найти на него было нельзя, кроме как обратиться к другому, еще более могущественному насильнику. В феодальном обществе еще гораздо больше, чем в современном нам, сила шла всегда впереди права. Изучая сложный церемониал феодальных отношений, легко увлечься и подумать, что люди, так тщательно устанавливавшие, какие жесты должны были быть сделаны в том или другом случае и какие слова произнесены, столь же тщательно умели охранять и сущность своего права. Но где уж тут было охранять свое право от злоупотреблений феодального государя, когда отстоять его и от покушений мельчайших его слуг, рядовых и даже некрупных феодальных вотчинников, было иногда непосильным делом? Мы не можем закончить нашего изучения правового режима феодальной Руси лучше, чем одной картинкой, заимствованной из того же ряда правовых грамот, откуда мы неоднократно брали примеры выше. Судился в 1552 году Никольский монастырь со своими соседями Арбузовыми, судился как следует, по всей форме: «Судили нас, господине — пишут в своей челобитной монастырские старцы — по Цареве государеве грамоте, Федор Морозов да Хомяк Чеченин». Судьи «оправили» монастырь, а его противников «обвинили». «И вот, — продолжают старцы, — приехали, господине, на ту деревню Ильины, дети Арбузова… да Ильины, люди Арбузова… да меня, господине, Митрофанова, да старца Данила, да старца Тихона били и грабили и дьяка монастырского, и слуг, и крестьян, и крестьянок били и грабили, и старожильцев, господине, которые были с судьями на земле, били же. И судья, господине, Хомяк Чеченин, с детьми боярскими, которые были с нами на земле, вышли отнимати (обижаемых старожильцев), и они, господине, и Хомяка Чеченина и тех детей боярских били же… А игумен, господине, с судьею, с Федором Морозовым, запершись, отсиделись…» Не всегда удобно было решить дело вопреки интересу драчливого феодала. Западноевропейское феодальное право и это грубое правонарушение облекло в известного рода торжественную церемонию: недовольный судебным решением мог «опорочить суд», fausser le jugement, — и вызвать судью на поединок. В одном нашем судном деле 1531 года судья отверг показания одного из тяжущихся, ссылавшегося именно на него, судью, заявив, что такого документа, о каком тот говорил, никогда в деле не было. «И в Облязово место (так звали тяжущегося) человек его Истома просил в том с Шарапом (судьею) поля… и Шарап с ним за поле поймал же ся». Вызывать на поединок судью можно было и в Московском государстве времен Василия Ивановича.

Вот почему юридического признака договорности и не приходится ставить в число главных отличительных черт феодализма. Этот последний есть гораздо более известная система хозяйства, чем система права. Государство сливалось здесь с барской экономией — в один и тот же центр стекались натуральный оброк и судебные пошлины, часто в одной и той же форме баранов, яиц и сыра; из одного и того же центра являлись и приказчик — переделить землю, и судья — решить спор об этой земле. Когда круг экономических интересов расширился за пределы одного имения, должна была расшириться географически и сфера права. Первый раз такое расширение имело место, когда из волостей частных землевладельцев выросли волости городовые, второй раз, когда всех частных вотчинников забрала под свою руку Москва. И в том и в другом случае количество переходило в качество: территориальное расширение власти изменяло ее природу — поместье превращалось в государство. Первое из этих превращений произошло довольно быстро, зато не было и очень прочно. Второе совершилось очень медленно, но зато окончательное образование Московского государства в XVII веке было и окончательной ликвидацией русского феодализма в его древнейшей форме. Но до наступления этого момента феодальные отношения составляли тот базис, на котором воздвигались обе эти политические надстройки — и городовая волость, и вотчина московских царей. И господин Великий Новгород и его счастливый соперник, великий князь московский Иван Васильевич, мы это твердо должны помнить, властвовали не над серой толпой однообразных в своем бесправии подданных, а над пестрым феодальным миром больших и малых «боярщин», в каждой из которых сидел свой маленький государь, за лесами и болотами Северной Руси умевший не хуже отстоять свою самостоятельность, чем его западный товарищ за стенами своего замка.

Информационный центр Norton | Механические дверные доводчики

Зачем нужны доводчики?

Дверь с правильно отрегулированным доводчиком всегда будет открываться и закрываться ПОД КОНТРОЛЕМ. Дверной доводчик предотвратит возможные телесные повреждения или повреждение двери и дверной коробки. Это также снижает звук закрывающейся двери, поскольку предотвращает хлопанье.

Почему двери должны быть самозакрывающимися?
Есть много причин, по которым дверь должна закрываться автоматически.Эти причины включают:

Безопасность:
— Двери в охраняемые зоны всегда закрываются и снова запираются.
Energy Loss:
— Предотвращает потерю энергии в помещениях с кондиционированием или обогревом, особенно на входных дверях.
Звукоизоляция:
— Минимизирует проникновение звука через открытые двери.
Двери Push / Pull:
— Удерживает дверь закрытой, когда дверь не запирается автоматически.
Противопожарные двери:
— Underwriters Laboratories (UL) требует, чтобы любая пожарная дверь закрывалась автоматически, чтобы остановить распространение огня.

Как определить силу закрывания двери?

Усилие закрывания, требуемое для доводчика двери, варьируется с учетом следующего:

  1. Размер двери (ширина и вес).
  2. Ветер или сквозняк.
  3. Прочность человека, обычно пользующегося дверью.

Дверные доводчики с «функцией регулировки мощности» могут быть отрегулированы на желаемое усилие закрывания после установки.

Какие существуют приложения для доводчиков дверей?

Стандартное приложение:
— Этот доводчик является наиболее распространенным и наиболее желанным.Однако, чтобы защитить дверной доводчик от погодных условий, его не следует использовать на внешней стороне двери.

Верхний косяк Применение:
— Этот доводчик предназначен для использования на наружных дверях, которые открываются наружу, защищая доводчик от погодных условий. Дверная коробка наверху должна быть достаточно широкой, чтобы можно было установить корпус дверного доводчика. Приложение также используется, если предпочтительно, чтобы дверной доводчик находился с противоположной стороны двери, чем в стандартном приложении.

Применение параллельного рычага:
— Этот доводчик предназначен для использования на наружных дверях, которые открываются наружу, защищая доводчик от погодных условий. Это приложение также используется, если предпочтительно, чтобы дверной доводчик находился с противоположной стороны двери, чем в стандартном приложении.

Slide Track Closers:
— Тип установки доводчика двери. Доводчик устанавливается либо со стороны петель, либо со стороны противоположной петли. Направляющая устанавливается на лицевую сторону рамы со стороны петель, а нижняя часть рамы — со стороны, противоположной петлям.

Доводчики угловых кронштейнов:
— Тип установки, при котором доводчик не может быть установлен ни на дверь, ни на раму. Кронштейн устанавливается в верхнем углу дверного косяка петли рамы. Доводчик крепится к кронштейну, а рычаг прикрепляется к верхней направляющей двери под прямым углом к ​​двери.

Какие бывают типы дверных доводчиков?

Какие части есть у доводчика?

Что означает, когда дверной доводчик ручной или нерукотворный?

  • Доводчик можно использовать только с правой или левой дверью, но не с обеими.
  • Доводчик без ручки можно без изменений установить на правую или левую дверь.

Как установить доводчик?

  • Дверные доводчики могут быть установлены как на стороне тяги (сторона петель), так и на стороне толкания двери. В любом случае дверные доводчики всегда должны устанавливаться внутри здания и обычно внутри комнаты для эстетики.
  • Если дверь открывается внутрь — в здание или комнату — доводчик будет установлен в приложении «обычная рука».Если дверь открывается наружу — наружу здания или комнаты — можно выбрать одно из трех приложений. Используйте доводчики с параллельным рычагом, верхним косяком или угловым кронштейном.

Какая стандартная скорость открытия / закрытия дверного доводчика?
Обычно скорость двери должна составлять шесть секунд от полного открытия до 10 градусов закрытия. Это может варьироваться в зависимости от условий. Обратитесь за советом к одному из наших экспертов.

Как определить размер доводчика?
Размер доводчика не означает физический размер тела.Это означает размер или силу пружины, содержащейся в теле. Производители устанавливают доводчики в соответствии со стандартами ANSI и списками UL, для которых требуется минимальное усилие закрывания от 3 до 1/2 дюйма от закрывания.

Для чего нужен доводчик?

  • Контроль
  • Удобство
  • Конфиденциальность
  • Безопасность
  • Энергосбережение
  • Контроль акустики и шума

Как правильно выбрать доводчик?
При выборе доводчика следует учитывать множество факторов.Вот что следует учитывать:

  • Тип здания
  • Использование проема
  • Состояние существующего оборудования
  • Требуется новое оборудование?
  • Держатели накладные
  • Координаторы
  • Другое
  • Внутренняя или внешняя дверь
  • Лобковый вход или черный ход?
  • Ширина, высота и вес двери
  • Материал двери
  • Дверная панель или стекло
  • Степень открытия
  • Рама / планка
  • Arm приложения
  • Расстояние от потолка
  • Вручение двери
  • Огнестойкость
  • Требования ADA
  • Соображения по охране окружающей среды

Как отрегулировать доводчик?
Посмотрите наше обучающее видео о том, как отрегулировать дверной доводчик!

Что такое «верхние скрытые дверные доводчики»?
Верхние скрытые доводчики — это доводчики со скрытым цилиндром в раме головки и скрытым или открытым рычагом.В ситуациях, когда требуется доводчик, но требуется или желательно укрытие в заголовке рамы, доводчик Norton® 7900 является идеальным решением для управления дверьми. После установки при открытой двери виден только цельный кронштейн; следовательно, это устройство обеспечивает высокую степень защиты от вандализма. Когда дверь закрыта, доводчик, рычаг и направляющая полностью скрыты.

Как установить Norton Door Closer?
У нас есть много установочных видео на нашем канале YouTube, и их количество будет в будущем!

Как определить доводчик Norton Door Closer?
Ознакомьтесь с нашим информационным бюллетенем о том, как определить доводчик Norton Door Closer.

Где я могу купить доводчик Norton Door Closer?
Найдите офис продаж на странице «Контакты».

Что такое доводчик для открытых дверей?
Дверной доводчик с фиксацией в открытом состоянии имеет функцию фиксации в открытом состоянии, которая удерживает дверь открытой.

Что такое обратная проверка доводчика двери?
Цикл обратной проверки управляется обратным клапаном. Этот цикл позволяет доводчику замедлить открывание двери.

Какие существуют варианты передачи доводчика?
Возможны четыре варианта передачи:

  • Левая (LH)
  • Правая (RH)
  • Левый задний ход (LHR)
  • Правый задний ход (RHR)

Как вы определяете вручение доводчика?
Дверь можно передать несколькими способами. Самый простой способ определить передачу — это встать со стороны двери, прилегающей к двери.

  1. Отодвиньте дверь от себя, как будто собираетесь пройти через проем. Если петли справа от вас, это правая дверь. Если петли слева, это левая дверь.
  2. Если вы находитесь со стороны тяги (со стороны петель) двери, а петли справа от вас, это левая дверь. Если петли слева, это правая дверь
  3. .

В чем разница между циклом закрытия двери и циклом фиксации?
Два отдельных клапана регулируют скорость закрытия и фиксации двери.Цикл закрывания контролирует скорость закрывания двери от положения полного открытия до приблизительно пяти дюймов от закрытого положения. Цикл фиксации контролирует эти последние пять дюймов.

Что такое отложенное действие?
Отложенное действие — опция, замедляющая скорость приближения. Это дает больше времени людям с ходунками или инвалидными колясками, чтобы пройти через отверстие.

Каковы требования к доступности дверных доводчиков?
Все требования к доступности можно найти на веб-сайте ADA.

В чем разница между доводчиком и приводом?

  • Дверные приводы помогают открывать и закрывать двери. Им часто требуется электричество, но иногда у некоторых операторов есть собственный источник питания. Есть несколько типов дверных приводов, таких как низкоэнергетические операторы и операторы открытия двери.
  • Дверной доводчик

  • предназначен для закрытия дверей и обеспечения их полного закрытия. Им не требуется электричество.

Какие типы операторов предлагает Norton?
Предлагаем электрогидравлические и электромеханические приводы.

Вам нужен доводчик на противопожарной двери?
NFPA 80 требует, чтобы запорное устройство должно быть установлено на каждой пожарной двери.

Что такое крепление рычага гусеницы?
Доводчики, установленные на рычагах, имеют ролик, который движется по металлической направляющей при открытии и закрытии двери. Рычаги гусеницы могут быть установлены как на толкающей, так и на вытяжной стороне проема.Гусеницы сидят почти вплотную к поверхности проема, создавая эстетически приятный вид проема. Гусеничные рычаги не обладают такой же силой и силой закрывания, как традиционные закрывающие рычаги.

Что заставляет дверной доводчик захлопнуться?
Доводчик отрегулирован неправильно. Посмотрите наше видео о том, как отрегулировать дверной доводчик, чтобы устранить проблему:

Можно ли заменить рычаг дверного доводчика, не перемещая дверной доводчик?
Да, если стиль руки такой же, как рука.

Каковы преимущества использования доводчика с кулачковым механизмом?

Доводчики

с кулачковым механизмом обеспечивают большую эффективность, чем дверные доводчики с зубчатой ​​рейкой, и меньшее сопротивление открыванию, обеспечивая при этом оптимальное усилие закрытия и управляемость. Узнайте больше о доводчиках кулачкового действия здесь.

Политика открытых дверей | Цель, значение, значение и факты

Политика открытых дверей , заявление о принципах, инициированное Соединенными Штатами в 1899 и 1900 годах для защиты равных привилегий между странами, торгующими с Китаем, и в поддержку территориальной и административной целостности Китая.Заявление было оформлено в виде циркулярных нот, разосланных госсекретарем США Джоном Хэем Великобритании, Германии, Франции, Италии, Японии и России. Политика открытых дверей получила почти всеобщее одобрение в Соединенных Штатах и ​​более 40 лет была краеугольным камнем американской внешней политики в Восточной Азии.

Политика открытых дверей

Рисунок, изображающий сторонников политики открытых дверей (США, Великобритания и Япония), выступающих против противников (Россия, Германия и Франция), 1898 год.

Библиотека Конгресса, Вашингтон, округ Колумбия (LC-DIG-ppmsca-28630)

Популярные вопросы

Какова была политика открытых дверей?

Политика открытых дверей была заявлением принципов, инициированных Соединенными Штатами в 1899 и 1900 годах. Она призывала к защите равных привилегий для всех стран, торгующих с Китаем, и к поддержке территориальной и административной целостности Китая. Заявление было оформлено в виде двух циркуляров (дипломатических нот), разосланных У.Государственный секретарь Джон Хэй в Великобритании, Германии, Франции, Италии, Японии и России. Политика открытых дверей была краеугольным камнем американской внешней политики в Восточной Азии до середины 20 века.

Какие страны участвовали в политике открытых дверей?

Политика открытых дверей была разработана США в отношении деятельности в Китае. Политика поддерживала равные привилегии для всех стран, торгующих с Китаем, и подтверждала территориальную и административную целостность Китая.Записки о политике открытых дверей получили Великобритания, Германия, Франция, Италия, Япония и Россия; другие страны позже подтвердили условия политики в Пакте девяти держав 1922 года.

Когда действовала политика открытых дверей?

Политика открытых дверей началась с выпуска циркуляра (дипломатической ноты) государственного секретаря США Джона Хэя Великобритании, Германии, Франции, Италии, Японии и России 6 сентября 1899 года. Хэй выпустил второй циркуляр для те же страны 3 июля 1900 г.Эта политика была краеугольным камнем американской внешней политики в Восточной Азии до середины 20 века; эта политика потеряла смысл в 1945 году после поражения Японии во Второй китайско-японской войне и Второй мировой войне, которые привели к изменениям в мировом порядке, а также в 1949 году после победы коммунистов в гражданской войне в Китае, которая положила конец всем особым привилегиям для иностранцев.

Какое значение имела политика открытых дверей?

Политика открытых дверей, впервые инициированная в 1899 году, с последующим посланием в 1900 году, сыграла важную роль в попытке Соединенных Штатов установить международный протокол о равных привилегиях для всех стран, торгующих с Китаем, и поддержать территориальные и территориальные отношения Китая. административная целостность.Эта политика была краеугольным камнем американской внешней политики в Восточной Азии до середины 20 века.

Что привело к упадку политики открытых дверей?

Политика открытых дверей была обречена на изменения на международной арене в середине 20 века. В частности, поражение Японии в 1945 году во Второй китайско-японской войне и Второй мировой войне, которые привели к изменениям мирового порядка, и победа коммунистов в 1949 году в гражданской войне в Китае, которая положила конец всем особым привилегиям иностранцев в этой стране, способствовал тому, что политика открытых дверей стала бессмысленной.

Принцип, согласно которому все страны должны иметь равный доступ к любым портам, открытым для торговли в Китае, был закреплен в англо-китайских договорах Нанкина (Nanking, 1842 г.) и Wangxia (Wanghia, 1844 г.). У Великобритании были большие интересы в Китае, чем у любой другой державы, и она успешно поддерживала политику открытых дверей до конца 19 века. Однако после первой китайско-японской войны (1894–1895 гг.) Началась схватка за «сферы влияния» в различных частях прибрежного Китая — в первую очередь за счет России, Франции, Германии и Великобритании.В каждой из этих сфер контролирующая крупная держава претендовала на исключительные инвестиционные привилегии, и опасались, что каждая из них также будет стремиться монополизировать торговлю. Более того, обычно опасались, что разделение Китая на экономические сегменты, в которых доминируют различные великие державы, приведет к полному подчинению и разделению страны на колонии.

Джон Хэй

Джон Хэй, главный разработчик политики открытых дверей.

Национальный архив, Вашингтон, D.C.

Кризис в Китае совпал с несколькими крупными событиями в США. Новый интерес к иностранным рынкам возник там после экономической депрессии 1890-х годов. Соединенные Штаты только что завоевали Филиппины, Гуам и Пуэрто-Рико в результате испано-американской войны (1898 г.) и проявляли все больший интерес к Китаю, где американские производители текстиля нашли рынки для дешевых товаров из хлопка.

В заметках открытых дверей 1899 г. предусматривалось, что (1) каждая великая держава должна поддерживать свободный доступ к договорному порту или к любым другим заинтересованным сторонам в своей сфере, (2) только китайское правительство должно собирать налоги с торговли и (3) ни одна великая держава, имеющая сферу, не должна иметь освобождения от уплаты портовых или железнодорожных сборов.Ответы из разных стран были уклончивыми, но Хэй интерпретировал их как согласие.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.
Подпишись сейчас

В ответ на присутствие европейских армий на севере Китая для подавления восстания боксеров (1900 г.) во втором циркуляре Хэя 1900 г. подчеркивалась важность сохранения территориальной и административной целостности Китая. Хэй не просил ответов, но все державы, кроме Японии, выразили согласие с этими принципами.

Япония нарушила принцип открытых дверей, представив в 1915 году «Двадцать одно требование» Китаю. Однако Договор девяти держав после Вашингтонской конференции (1921–1922 гг.) Подтвердил этот принцип. Кризис в Маньчжурии (Северо-Восточный Китай), вызванный Мукденским инцидентом 1931 года и войной между Китаем и Японией, разразившейся в 1937 году, заставил Соединенные Штаты занять жесткую позицию в пользу политики открытых дверей, включая ужесточение эмбарго на экспорт. товаров первой необходимости в Японию, особенно нефти и металлолома.Эмбарго упоминается как одна из основных причин, по которым Япония вступила в войну с США в конце 1941 года. Поражение Японии во Второй мировой войне (1945 год) и победа коммунистов в гражданской войне в Китае (1949 год), которая положила конец всем особым привилегиям для иностранцев. , сделало политику открытых дверей бессмысленной.

ep02 Прокладывая старый шелковый путь: Казахстан и Центральная Азия

Казахстан, расположенный на сухопутном пути из Китая в Европу, долгое время играл важную роль в мировой торговле. Некоторые казахи считают, что Новый шелковый путь принесет пользу экономике их страны.Другие обеспокоены растущим влиянием Китая в регионе и задержанием мусульман в соседней провинции Синьцзян. Как бывшая советская республика, граничащая с Россией и Китаем, Казахстан стремится защитить свою независимость в ходе переговоров о новых отношениях с Китаем .

Расшифровка серии

(Звук алматинского рынка)

Это цвет фруктовых киосков, который поражает в первую очередь, когда вы идете на Зеленый базар Алматы — апельсины, лимоны, лаймы и красные яблоки.

Следующее, что поражает, — это общительные продавцы: они предлагают образцы кураги, инжира, фисташек, султана и миндаля, а также сладкую местную выпечку, надеясь, что они соблазнят вас покупать оптом.

Выбор фруктов и орехов на Зеленом базаре Алматы. (Мэри Кей Магистад)

Казахский поставщик: Говорит на казахском языке.

MKM: Могу я попробовать один из них?

Я здесь с молодым казахстанским журналистом Дулатом Есназаром. Он показывает мне этот старинный крытый рынок с высоким потолком.Мы проходим мимо витрин с медом и тонизирующими травами, мимо букетов цветов к мясному рынку, где на залитом кровью деревянном блоке лежит тесак.

Казахстанский журналист Дулат Есназар. (Мэри Кей Магистад)

Дулат: Конина.

MKM: Есть конина?

Дулат: Да, конечно.

MKM: Вы едите конину?

Дулат: Да.

MKM: По вкусу — говядина?

Дулат: Лучше говядины с бараниной.

Лошади издавна были частью жизни кочевников этого региона — и торговцев на древнем Шелковом пути. Казахстан был частью этой торговли — и не зря. То, где мы находимся сейчас, в бывшей столице, Алматы, более или менее находится посередине между Пекином в Китае и Стамбулом в Турции. Если вы пойдете на юг на тысячу миль, вы попадете в столицу Индии Нью-Дели. А чуть дальше на юго-запад находится Тегеран — столица Ирана — древней Персии. Все они были важными игроками на древнем Шелковом пути.

Район в Алматы. (Мэри Кей Магистад)

Сейчас Китай прокладывает старый Шелковый путь с автомагистралями и железными дорогами, трубопроводами и «сухими портами». Это часть китайской инициативы «Один пояс, один путь», создание пояса сухопутных маршрутов и Морского шелкового пути морских маршрутов, новая архитектура мировой торговли, в центре которой находится Китай.

(Звук музыки под)

Казахстан как ближайший сосед Китая является своего рода пряжкой в ​​этом поясе, и он стремится к процветанию.

Вы на Новом шелковом пути Китая. Я Мэри Кей Магистад, бывший корреспондент в Китае в течение 15 лет, я смотрю здесь, с Global Reporting Center, на то, как глобальные амбиции Китая видятся во всем мире, и на влияние китайских инвестиций в Новый Шелковый путь на местах .

(Музыка затихает)

Чтобы добраться по Казахстану, нужно немного потрудиться. Это в четыре раза больше Техаса. А людей в нем всего две трети. Но что у него есть, как и у Техаса, так это нефть.Он также имеет природный газ и полезные ископаемые на экспорт. Фактически, нефтепровод из Казахстана в Китай считается проектом «Один пояс, один путь», хотя он начал строиться задолго до того, как лидер Китая Си Цзиньпин приехал в столицу Казахстана в сентябре 2013 года, чтобы объявить о запуске своей подписной инициативы:

Си Цзиньпин: «Чтобы наладить более тесные экономические связи, углубить сотрудничество и расширить развитие в евро-азиатском регионе, мы должны применить новаторский подход и совместно построить экономический пояс вдоль Великого шелкового пути.Это будет грандиозное мероприятие, которое принесет пользу людям всех стран, находящихся на маршруте

.

Президент Си говорил о странах по всему миру, которые вместе достигают «новой славы» — «беспроигрышный вариант», основанный на доверии и сотрудничестве. Он пообещал, что Китай «не стремится доминировать, а пытается переделать древний Шелковый путь», при этом Китай предоставляет займы и предоставляет строительные бригады для строительства дорог, портов, плотин, нефтепроводов, железных дорог и многого другого.

Дулат рассказал мне, что тогда он был студентом того самого университета, где Си Цзиньпин выступал с речью — Назербаев Университета, названного в честь тогдашнего президента Казахстана.

Дулат: И была очень важная и большая конференция, на которой я не присутствовал, потому что мне просто не нравились все эти скучные встречи. На самом деле, думаю, я даже не обратил на это внимания.

MKM: Он просто не зарегистрировался? Не похоже, чтобы это было большим делом?

Дулат: Потому что в то время, на протяжении всей истории современного Казахстана, вы слышите, как запускается много программ. И они произносят большие речи. И я подумал, что это просто еще одна из тех программ, в которых вы просто много говорите и ничего не делаете или делаете мало.И да. Это было у меня тогда впечатление. Но теперь я вижу, что это не Казахстан инициировал. Но в основном я вижу, что, получив степень бакалавра в области международных отношений и имея в этом опыт, я думаю, что да, это всего лишь часть амбиций, больших амбиций Китая стать гегемоном.

MKM: Не беспроигрышный вариант для Казахстана?

Дулат: Определенно нет. Вы можете улучшить свою инфраструктуру. Вот и все. Но на вас повлияет китайская политика.

Руководители Казахстана так не считали. Они с самого начала участвовали в качестве партнеров «Пояса и пути».

И теперь, на границе, где восток Казахстана встречается с западным регионом Китая Синьцзян — тем же регионом, где Китай поместил сотни тысяч этнических уйгуров и казахов в лагеря перевоспитания, — появилась новая особая экономическая зона.

Здесь проходит железная дорога, которая начинается в Китае и идет в Европу. А прямо на границе Казахстана с Китаем есть новый сухой порт, логистический центр и торговая зона.

Дулат и я решаем взять машину напрокат и за три с половиной часа ехать туда, чтобы проверить это.

(Звук автомобиля, едущего по асфальтированной дороге)

MKM: Мы на дороге, построенной китайцами. Мы ехали, я не знаю, большую часть пути со скоростью 70-80 миль в час и хорошо проводили время. Это действительно хорошо построенная дорога. Это как одна из многих дорог в Китае, которые были построены за последние пару десятилетий, где вы просто поражаетесь тому, как быстро все это сошлось воедино, и какое значение это имеет для людей и товаров, которые могут быстро перемещаться из одно место в другое.

Но мы также удивляемся тому, как мало автомобилей и грузовиков мы видим на этой прекрасной новой дороге в будний день.

Мили и часы проходят, пока мы не видим вдалеке заснеженные вершины на фоне ярко-синего неба и табличку с надписью — на казахском, русском и английском, но не на китайском языках: «Особая экономическая зона: Хоргос Восточный. Ворота. «Один из немногих людей в поле зрения — это парень, ремонтирующий сломанный трактор рядом с этим знаком.

Особая экономическая зона: Восточные ворота Хоргоса. (Мэри Кей Магистад)

(Звук выхода из машины)

MKM: Здесь намного тише, чем я ожидал.

Дулат: Ага. Я думал, это будет очень занято, понимаете?

Эта особая экономическая зона уже давно рекламируется как знаковый проект на Новом шелковом пути Китая. Когда Си Цзиньпин выступал с этой речью в Казахстане в 2013 году, предполагалось, что к настоящему времени двусторонняя торговля между Китаем и Казахстаном будет стоить 40 миллиардов долларов. На самом деле он стоит примерно в три раза меньше.

И большая часть того, что Казахстан отправляет в Китай, является добычей — нефть и газ, медь, железо и сталь.

Когда цены на некоторые из этих сырьевых товаров упали во время пандемии COVID-19, Китай налетел и закупил больше нефти, металлов, пластика и резины по выгодным ценам. Это увеличило экспорт Казахстана в Китай, но не на устойчивой основе.

Правительство Казахстана хочет диверсифицировать экономику страны и привлечь больше иностранных инвесторов. Фактически, эта Особая экономическая зона предназначена именно для этого.

(Звук поезда)

Ежегодно сюда ходят тысячи поездов из Китая.

Они останавливаются, поэтому контейнеры могут быть переданы из поездов, построенных для узкоколейных железных дорог Китая, в поезда с более широкой колеей, которые доставляют товары на запад отсюда. Некоторые разгружают свои товары в Средней Азии. Некоторые уезжают в Европу.

Некоторые казахи жалуются, что в Казахстане остается недостаточно прибыли от этой торговли. Но люди, работающие здесь, надеются, что это изменится.

(Звук Сергали, и МКМ, и Дулат, здороваются)

Сергали Султангазин — менеджер по связям с инвесторами в Особой экономической зоне Восточные ворота Хоргоса.

Сергали: (говорит по-русски)

Дулат: (перевод) Название компании — Управляющая компания особой экономической зоны «Хоргос». Эта земля разделена на три зоны: промышленная зона, сухой порт — а третья?

Сергали: (на английском языке) Логистическая зона, промышленная зона и сухой порт.

Когда мы стоим на пустой стоянке, Сергали указывает на небольшой городок вдалеке, за которым возвышаются белые горы.Он называется Нуркент, и там проживает около 3000 человек. Большинство из них работают в этом наборе проектов. Есть малоэтажные общежития. У дороги груда транспортных контейнеров и картонный вырез школьника возле поворота, призывающие водителей притормозить.

(Звук проезжающего грузовика)

Трафик сейчас довольно скудный. Но Сергали говорит — здесь большие дела идут. Это включает в себя планы по расширению этого маленького городка до города с населением 120 000 человек.

Сергали: (говорит по-русски)

По его словам, будет аэропорт, построенный на малазийские и казахстанские инвестиции. Скоро итальянская макаронная фабрика, российский склад. Может китайские производители. Он говорит, что сейчас в стадии реализации по крайней мере восемь проектов, и он работает над тем, чтобы привлечь больше. Президент Казахстана умолял казахов действовать быстрее, чтобы все это произошло.

И да, все это делается в партнерстве с Китаем. Но Сергали говорит, что Казахстан является основным владельцем инфраструктуры зоны свободной торговли на казахстанской стороне границы.Казахстану принадлежит 51%, а Китаю — 49%. На китайской стороне границы такое же партнерство, но с большей долей Китая. Сергали говорит, что Казахстан хотел сделать это по этой причине:

Сергали: (говорит по-русски)

Дулат (перевод): Мы сделали такие инвестиции, чтобы защитить себя, в том смысле, что каждый груз, идущий в Китай или из Китая, проходит через эти сухие порты.

MKM: Что вы имеете в виду под защитой себя? Защититься от чего?

Сергали: (говорит по-русски)

Дулат (перевод): Мы просто хотели убедиться, что наши грузы, наши поезда, наши грузовики пройдут через границу без задержек.И поэтому такие вложения оправданы.

Короче говоря, Казахстан хочет хеджировать свои риски в отношениях с Китаем. Это включает финансовые риски. Сергали говорит, что проекты на казахстанской стороне границы финансируются казахстанскими банками, а не китайскими займами.

Сергали: (говорит по-русски)

Дулат (перевод): Этот проект полностью казахстанский. Мы учимся у китайцев. Конечно, сейчас они экономика номер один.И производят почти все. И мы учимся у них.

Обучение — многое. Скорость. Эффективность. Как не использовать чрезмерные рычаги давления, как это сделали партнеры Китая по Шелковому пути Пакистан и Кыргызстан. Как воспользоваться деньгами, которые Китай предоставил для проектов Нового Шелкового пути, не используя их.

Китай тоже учится. Ей пришлось остановить строительство скоростного трамвая почти на 2 миллиарда долларов в столице страны Нур-Султане, потому что казахстанский банк, в который он разместил денежные средства, рухнул.

казахстанских банка могли бы быть лучше. Культура коррупции не помогает. Не имеет значения и COVID-19, который сильно ударил по Казахстану и замедлил или остановил несколько проектов в рамках пояса и пути.

Но некоторые казахи говорят, что видят признаки того, что это партнерство с Китаем будет полезно для них и для Казахстана в долгосрочной перспективе.

Almas: Это абсолютно хорошая вещь. Это один из прекрасных примеров, когда вы не только преуспеваете, но и делаете добро для страны.

Алмас Чукин — предприниматель из Алматы. Он получил китайские инвестиции в один пояс и один путь для проекта ветроэнергетики для Казахстана, который он пытался реализовать в течение десяти лет.

Алмас: Мы несколько раз ездили в США, но в США после первого вопроса «а где Казахстан?», Вы понимаете, денег не дадут.

Европа была ненамного лучше.

Алмас: В некоторых местах скажут: о, мы знаем, где находится Казахстан.Знаете, этим занимается наш лондонский офис. Поехать в Лондон. Итак, мы приземлились в Лондоне, в то время, когда английская или британская банковская система рухнула сама по себе. Так что было не так много учреждений, с которыми можно было бы поговорить. Итак, последняя остановка, Париж. Париж традиционно не очень активен в инвестировании или кредитовании рискованных проектов в развивающихся странах. Итак, после того, как все эти возможности были исчерпаны, у вас есть Китай и Турция. Но в Турции было больше слов, чем дел. А с Китаем наконец-то появился проект.

А теперь, по словам Алмаса, вот-вот начнутся три ветроэнергетических проекта с китайскими партнерами. На сегодняшний день это первые крупные казахстанские проекты в области возобновляемой энергетики.

Правительство Казахстана поставило цель добиться, чтобы возобновляемые источники энергии составляли 20% от общего энергопотребления Казахстана в течение десятилетия. Итак, что бы вы ни говорили о качестве воздуха в Китае — китайские инвестиции делают возможной первую серию ветроэнергетических проектов в Казахстане.

Алмас говорит, что его опыт ведения бизнеса с китайскими партнерами основывается на взаимном уважении.Я имею в виду, говорит он, они жесткие переговорщики, и вы должны следить за своими интересами. Но, по крайней мере, они готовы рискнуть, а западные инвесторы — нет:

Алмас: Сейчас мы живем в очень предвзятом мире. Итак, на Западе люди не знают, что делать с деньгами, чрезмерным объемом капитала. Здесь большие возможности и, я бы сказал, пространство для вложения денег. Поэтому я думаю, что Китай сделал очень умный шаг. Они не только трейдеры, они инвесторы.Благодаря этой инициативе «Один пояс» в сочетании с другими вещами Китай стал инвестором в регионе.

Но на Новом шелковом пути китайские компании — не просто инвесторы. Китайское правительство также хочет, чтобы они работали над тем, чтобы снова сделать Китай великим в мире. Они хотят, чтобы Китай был центром и лидером нового мирового порядка.

Казахстан находится в интересном положении среди всего этого. Он больше ведет дела с Европой, чем с Китаем. И за последние три столетия у нее были гораздо более тесные отношения с Россией, чем с Китаем.Раньше весь этот регион в Средней Азии был частью Советского Союза. И русский язык здесь по-прежнему остается языком бизнеса. Таким образом, амбиции Китая в отношении Нового Шелкового пути могут создать некоторую напряженность. Россия также является партнером Нового Шелкового пути. Но он по-прежнему чувствует себя в руках Центральной Азии.

Алмас Чукин лично встречался с русскими. Он наполовину кыргыз, наполовину казах, и в последние годы Советского Союза он возглавлял Департамент промышленности Кыргызстана в его Министерстве экономики и финансов.

Алмас: Конечно, было очень странно быть заместителем директора, а затем директором департамента в министерстве, когда мне было 29-30 лет. Это было уже при Горбачеве, началось со всех этих призывов к переменам.

Алмас был одним из новых людей, привлеченных, чтобы осуществить эту перемену. Два года спустя произошли большие перемены.

Almas: Потому что я помню, что в декабре 1991 года мы активно обсуждали прогнозы убытков для следующего пятилетнего плана в комнате, и внезапно кто-то вошел и сказал, ребята, вы можете остановиться.Мы сказали, почему? Он сказал, что Советского Союза больше нет. Пятилетки не будет.

MKM : Что вы думаете об этом?

Алмас: Вы знаете, мы были в определенном смысле шокированы. Но в это никто не верил. Мы просто подумали, потому что мы пережили так много политических преобразований с тех пор, как Горбачев начал заниматься всей своей перестройкой, да чем угодно. Мы подумали, что это очередная уловка. Вчера они распустили Советский Союз.Завтра они восстановят его в той или иной форме. Как весной, в марте, апреле, вдруг стало ясно, что пути назад нет.

Таким образом, Кыргызстану, как и многим бывшим советским республикам, пришлось искать себе опору в качестве независимой страны и экономики. И сначала все пошло не так. Его годовая инфляция была выше 1000% в течение двух лет подряд, а его экономика сократилась.

По соседству Казахстан тоже боролся. И затем он нашел свой путь вперед.

Фактически, ВВП Казахстана, когда он присоединился к Новому шелковому пути в 2013 году, вырос в 13 раз за 13 лет.С тех пор он фактически уменьшился. Отчасти это связано с чрезмерной зависимостью от экспорта сырьевых товаров и падением цен на сырьевые товары, в том числе после COVID-19.

Так что это не вина Китая. Но тот факт, что Казахстан по-прежнему так сильно зависит от экспорта сырьевых товаров, также не является хорошей рекламой преобразующих эффектов Нового Шелкового пути — по крайней мере, пока.

Тем не менее, некоторые казахи видят в стакане Нового шелкового пути, по крайней мере, наполовину. Алмас Чукин говорит, что здесь есть возможность.Держите глаза открытыми, конечно, но ныряйте и преуспевайте. И признать, что мировая власть меняется, и не так, как давно думали американцы:

Almas: Ну, конечно, я большой поклонник Америки, потому что Америка приносит миру много замечательных идей, социальных принципов справедливости, свободы и всего, что очень хорошо и очень полезно, и всем хотелось бы имеют. Но проблема в старении и понимании этого, не так скоро, не всем. Так что в ближайшее время мы не увидим, чтобы Китай, Камбоджа и т. Д. Превратились в еще одну копию США.Они останутся такими, какие есть. Путь в будущее — это не надеяться на то, что произойдет что-то хорошее, а надеяться, что мы все будем мирно развиваться по-своему.

И поскольку каждая страна развивается по-своему, Китай хочет держать своих центральноазиатских соседей рядом. Мы работали над этим уже пару десятилетий. Это и для увеличения торговли, и для того, чтобы помочь Китаю защититься от того, что он называет «тремя бедствиями»: терроризмом, сепаратизмом и религиозным экстремизмом. Фактически, устранение культурных и религиозных различий представляет собой проблему для проекта Нового Шелкового пути.В Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане большинство составляют мусульмане. И все они граничат с западным районом Китая Синьцзян, где проживают уйгуры.

(Звук уйгурского музыканта Абдурехима Хейита, играющего на дутаре)

Уйгуры тоже являются мусульманами и являются одной из старейших тюркоязычных групп во всем регионе. Они восходят к истокам древнего Шелкового пути, почти 2000 лет назад.

(Раздается звук дутара)

Они долго считали себя отделенными от Китая.Сразу после Второй мировой войны они даже объявили себя независимым государством, поддерживаемым Советским Союзом. Это длилось всего четыре года. Правление Мао Цзэдуна положило этому конец. Народно-освободительная армия двинулась в Синьцзян вместе с миллионами китайских поселенцев хань, этническим большинством, чтобы «укротить» китайский Дикий Запад.

(Звук дутара вверх)

Уйгуры в настоящее время составляют меньшинство в Синьцзяне. И в этом у них есть что-то общее с казахами в Казахстане во времена советской власти.В Казахстане тогда большинство населения составляли русские. Теперь две трети казахов. Но казахи помнят, каково это — быть в меньшинстве на своей земле. Многие сочувствуют тяжелому положению уйгуров, особенно после того, как китайские чиновники начали принуждать уйгуров и этнических казахов в Синьцзяне в лагеря перевоспитания.

(Звук пения Абдурехима Хейита)

Среди задержанных уйгуров был и известный уйгурский музыкант Абдурехим Хейит. Он играет на струнном инструменте дутаре.

Непонятно, где он сейчас.

Некоторые заключенные китайских лагерей приезжают в Алматы, когда они выходят. Дулат знает, где найти некоторых из них.

(Звук шагов по лестнице. Звук подъема по лестнице)

MKM: Итак, куда мы идем?

Дулат: Сейчас мы едем в Атаджурт, это правозащитная организация, которая специализируется на помощи жертвам, содержащимся в лагерях для задержанных в Синьцзяне.

Мы идем по длинному проветренному холлу над рядом магазинов в Алматы и оказываемся у дверей правозащитной группы «Атаджурт».

С тех пор он был закрыт после того, как правительственные преследования привели к финансовым проблемам.

(Звук разговоров в офисе Атаджурта)

Место заполнено казахами и уйгурами, которые либо сами побывали в китайских лагерях, либо имеют родственников, которые до сих пор находятся в них. Пока мы там, входит мужчина и начинает задавать вопросы.Он хочет знать, кто я и что делаю.

В Алматы родственники держат фотографии задержанных в лагерях перевоспитания в Синьцзяне, расположенном по другую сторону границы в Китае. (Мэри Кей Магистад)

(Звук мужского голоса, задающего вопросы. Сотрудник Атаджурта объясняет по-английски: «Он охранник. Каждый день он приходит сюда»)

Подобные вещи часто случаются в Китае, за границей, где я жил и писал в течение многих лет. Обычно это конец интервью. И нередко репортера и интервьюируемых задерживают.В этом случае мужчина ушел. И люди, которые собрались здесь, чтобы рассказывать свои истории, похоже, его не пугают.

Гульзира Ауэр Хан: (говорит по-казахски)

Гульзира Ауэр Хан — этническая казашка из Или. Это район в Синьцзяне недалеко от границы с Казахстаном. Я посетил его пару десятилетий назад, когда я был корреспондентом в Китае, и у Илии только что был бунт в поддержку независимости, в результате которого погибли по меньшей мере девять человек.

Гульзира тогда была бы молодой женщиной.Позже она вышла замуж за гражданина Казахстана, и в 2014 году они покинули Синьцзян, чтобы жить в Казахстане. Когда три года спустя она вернулась навестить своего больного отца, ее не встретили в стране ее рождения по-дружески.

Гульзира: (говорит по-казахски)

Дулат внимательно слушает и переводит.

Дулат (перевод): Меня задержала полиция и несколько дней допрашивали. А потом мне сказали, что я пройду 15 дней перевоспитания.И они сказали, что в списке подозрительных стран 26 стран, поскольку Китай считает их подозрительными. И одна из стран — Казахстан. И поскольку я был в Казахстане, они видят во мне подозрительность.

Подозрительная — мать средних лет, казахская национальность, гражданка Китая. На самом деле в Синьцзяне проживает около миллиона этнических казахов. Как и уйгуры, большинство из них — мусульмане, и многие оказались в лагерях для задержанных.

казахов, прибывающих извне, рассматриваются как особая угроза, потому что, по мнению китайских официальных лиц, они могли быть подвержены радикальным исламистским идеям.Они могут попытаться встряхнуть.

Гульзира говорит, что позже она обнаружила, что ее выдал местный чиновник из ее родного города.

Ее держали под стражей — не 15 дней, которые ей сказали в полиции, — а 15 месяцев:

Гульзира: (говорит по-казахски)

Гульзира говорит, что они постригли ее волосы и выдали ей одежду заключенных — черные штаны и красную рубашку. В какой-то момент они дали ей шанс. Она говорит, что они сказали, что это была прививка от гриппа.Но от этого она вспотела и у нее заболела голова. У нее тоже болела голова, когда охранники били ее по голове палкой. Это произошло, если она провела в ванной больше двух минут.

Дулат (перевод): У меня сотрясение мозга, тяжелое сотрясение. А еще у меня проблема с желудком.

Гульзира говорит, что ее дни в лагере проходили так:

Гульзира: (говорит по-казахски)

Дулат (перевод): Каждый день мы тратим 45 минут на изучение китайского языка, а также на то, чтобы писать хорошие статьи о партии, о Си Цзиньпине.Мы прославляли партию и Си Цзиньпина. Итак, помимо этих 45 минут, мы проводим 14 часов в день, просто сидя.

MKM: Просто сидишь?

Дулат (перевод): Ага. Также нас заставляли есть свинину против нашей воли.

Потому что мусульманам нельзя есть свинину. Очевидно, это должно было избавить их от привычки придерживаться ислама.

Некоторые люди в лагерях пытались писать письма — но Гульзира говорит, что охранники найдут их и уничтожат.И поздно ночью она говорит…

Гульзира : (говорит по-казахски)

Придут охранники забрать незамужних девушек, уйгуров и казахов. Она говорит, что девочки вернутся на следующее утро с синяками. Они не сказали бы, где были.

Гульзира сама получила несколько синяков. Она говорит, что охранники избивали ее, когда она не все делала правильно. Еще одним распространенным наказанием было приковывание наручниками к столу на часы.

Гульзира просто пыталась выжить каждый день.Тем временем ее муж в Казахстане начал публичную кампанию, призывая к ее освобождению.

Наконец, через 15 месяцев ее освободили — из-под стражи. Но затем ее незамедлительно отправили на фабрику в Синьцзяне для производства перчаток для экспорта в США и Германию. Ей платили 25 долларов в месяц — примерно одну десятую минимальной заработной платы в этой части Китая. Другими словами, это был принудительный труд. Гульзира не хотела там находиться. Ее муж продолжал давить, и в конце концов власти сказали — хорошо.Мы позволим вам вернуться в Казахстан. Но сначала вам нужно сделать одну вещь:

Гульзира: (говорит по-казахски)

Дулат (перевод): Меня заставили написать письмо, что я добровольно попадаю в эти лагеря перевоспитания, что не буду давать никаких показаний международным организациям. Я не буду разговаривать с журналистами и прочими вещами.

Но почему бы не поговорить с журналистами, говорит она, когда Китай пытается продать Казахстан и весь регион на Новом шелковом пути Китая?

Гульзира: (говорит по-казахски.)

Дулат (перевод): Я не верю, что Казахстан и Китай — друзья. Я считаю, что этот проект — часть расширения Китая. И я думаю, что они пытаются захватить власть в других странах.

MKM: Правительство Китая заявляет, что на самом деле мы пытаемся помочь нашим соседям стать более процветающими. Но для этого нам необходимо бороться с терроризмом и террористическими угрозами. Вот почему мы сажаем людей в лагеря в Синьцзяне. Что вы на это ответите?

Гульзира: (говорит по-казахски)

Дулат (перевод): Я думаю, что это враждебная политика Си Цзиньпина по отношению к мусульманам в целом.[Эти лагеря] Я слышал, что они будут работать до 2026 года.

MKM : Почему 2026 год?

Гульзира: (говорит по-казахски)

Дулат (перевод): Я думаю, что борьба с терроризмом — это предлог для того, чтобы стереть ислам, а также стереть нашу идентичность. К этому времени они стремятся избавиться от ислама.

Китайское правительство так не говорит. В нем говорится, что он должен был подавлять опасные элементы, чтобы остановить атаки до того, как они произойдут.

Это было в преддверии первого саммита Нового Шелкового пути в Пекине, когда китайское правительство начало задерживать уйгуров в этих лагерях. Лидеры Китая, похоже, хотят сделать Синьцзян безопасным для новых дорог, железных дорог и трубопроводов и избавиться от того, что они считали мятежными уйгурами. В то же время они эффективно заявили соседним мусульманским странам, хотят ли они разделить блага Нового шелкового пути — не обращайте внимания на эти лагеря. Здесь не на что смотреть.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, похоже, понял это сообщение. Вот что он сказал на Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций в 2019 году о Новом шелковом пути, используя прямой перевод с китайского — One Belt, One Road — пояс сухопутных маршрутов и морской шелковый путь морских маршрутов:

Президент Токаев: Будучи одной из крупнейших транзитных и транспортных территорий в Евразии, Казахстан призван сыграть ключевую роль в продвижении трансконтинентальной торговли как член Евразийского экономического союза и надежный партнер «Один пояс, один путь». .

Лидеры Китая любят надежных партнеров. Позже китайское правительство похвалило Токаева за то, что он сказал, что ситуация в Синьцзяне была сенсационной, и что он отказался участвовать в глобальной группировке против Китая.

Между тем Казахстан и Китай начали то, что они называют «постоянным всеобъемлющим стратегическим партнерством». Надежные партнеры получают вознаграждение.

Известно, что Китай опирается на своих экономических партнеров, чтобы встать на его сторону в политическом плане. Итак, когда в июле 2019 года 22, в основном европейские страны, написали письмо протеста о Синьцзяне, лагерях для задержанных, с призывом к руководству Китая закрыть их, многие мусульманские страны отреагировали неожиданно.Тридцать семь стран выпустили другое письмо. К ним относятся Саудовская Аравия и Пакистан, большинство из которых являются мусульманами, оба являются партнерами Нового Шелкового пути. В их письме высоко оценивается цитата Китая «замечательные достижения в области прав человека». В нем говорилось, что если китайское правительство хочет направить уйгуров в центры профессионального обучения — так они их называли — это их дело. Интересно, что ни одно из писем правительство Казахстана не подписывало. Он прагматичен в своем подходе к ведению дел с Китаем, защищая при этом свои интересы.Но, похоже, он знает, какие границы не переходить, если он хочет и дальше привлекать китайские инвестиции.

Ген Бунин: В Китае все о беспроигрышном варианте, ну, по крайней мере, на бумаге, когда иностранцы играют по своим правилам. Но очевидно, что иностранцы, которые выходят и критикуют то, что они делают, тогда, конечно, я не думаю, что они терпимо относятся к этим людям.

Гена Бунин — знаток уйгурского языка. Он долговязый молодой американец русского происхождения, у него оба паспорта.

И он жил на юге Синьцзяна, в старом городе Шелкового пути в Кашгаре, когда продолжались задержания. Он видел повсюду камеры наблюдения и контрольно-пропускные пункты каждые сто ярдов или около того, где китайская полиция останавливала уйгуров и требовала предъявить документы. В каждый магазин нужно было пройти больше проверок удостоверений личности и безопасности. Друзья-уйгурцы сказали ему, что больше не могут с ним разговаривать, и Джин мог только догадываться, через что они проходят.

Ген Бунин: То есть, психологически было очень тяжело.Было много дней, когда мне приходилось собираться с силами, чтобы покинуть общежитие, выйти на улицу и просто пойти пообедать на полчаса. Потому что, когда вы идете по улице и видите пустые магазины, вы видите людей, но знаете, что они есть — даже если они улыбаются, они просто делают вид, что улыбаются. И вы не можете никому об этом говорить. Это вроде … вы чувствуете это зловещее, какое-то давление, что что-то не так. Но нельзя об этом говорить открыто. И каждый день вы как бы видите это, чувствуете это и понимаете, что ничего не можете с этим поделать.

Но Джин что-то с этим сделал. Живет в Алматы, сейчас — в небольшом гостиничном номере. И там он ведет базу данных о жертвах в Синьцзяне. Это доступно всем в Интернете на shahit.biz — s-h-a-h-i-t-dot-biz.

Ген Бунин: По сути, это веб-сайт, своего рода хранилище всей информации о различных жертвах нынешних репрессий в Синьцзяне.

И это тысячи проверенных случаев содержания уйгуров и казахов в лагерях перевоспитания.Большая часть подробностей поступает от членов семьи, а некоторые — от нескольких освобожденных заключенных, таких как Гульзира, которые теперь могут свободно рассказывать о своем опыте.

Я спрашиваю Джина, какие закономерности он видел в составленных им отчетах о жизни в лагерях Синьцзяна . «Принудительный труд», — говорит он. Недоедание. Много коммунистической партии, антиисламское воспитание. Избиения. И чего я не ожидал — что с конца 2018 года лагеря как таковые опустели.

Ген Бунин: Но то, что мы наблюдаем, действительно беспокоит, это то, что многих людей переводят, приговаривают к лишению свободы.И некоторые из этих тюремных приговоров довольно суровы. Так что это может быть 10, 15 или 20 лет для очень расплывчатых абстрактных преступлений, которые даже не являются преступлениями. И некоторые из этих людей якобы уже бывали в лагерях. Некоторых просто держат в СИЗО на месяцы, даже годы, а затем приговаривают. Судя по статистике Китая, это сотни тысяч людей, которым в течение последних одного или двух лет были вынесены приговоры. Это очень важная тенденция, потому что она похожа по своей природе.Это массовое заключение. Разница сейчас в том, что это официально, официально, по стандартам Китая, а не вне закона, как это были лагеря.

Джин говорит, что если есть что-то, что он хотел бы, чтобы люди за пределами региона знали о том, что происходит в Синьцзяне, то это:

Ген Бунин: Это просто чрезвычайно разрушительно, потому что они создают этот ужасный узел всего на десятилетия вперед, где у вас будет много сломленных людей, которые не знают, что делать со своими разочарованиями.

И на это стоит обратить внимание, говорит он, в то время, когда Китай пытается стать выдающейся державой в мире:

Ген Бунин : Это показывает, какое это правительство, такое правительство, которое пытается конкурировать за звание сверхдержавы номер один. И мы видим влияние Китая за рубежом, и мы видим, как идеи цензуры, контроля и слежки начинают расползаться в других частях мира. И люди должны понимать, что если их это не волнует сейчас, если так будет продолжаться, то, вероятно, это будет их беспокоить лет через пять или десять.И тогда будет слишком поздно, потому что китайское влияние будет повсюду.

Все это было у меня в голове, когда мы с Дулатом посетили Зону свободной торговли Хоргос.

(Звук рации)

Я должен был отдать свой паспорт казахстанским иммиграционным службам и получить штамп за выезд из Казахстана.

(Звук на автобусе в зону свободной торговли Хоргос)

MKM : Итак, мы прошли таможню. У нас есть билет на выход, и теперь мы едем в маленьком автобусе, который отвезет нас в нейтральную зону, где находится базар.

Дулат: Видите? С китайской стороны много построек.

MKM: Ага, более высокие здания, как город. Так что я действительно был на этом пограничном переходе 20 лет назад, когда это было просто пыльное местечко, где люди встречались с мотоциклами и велосипедами.

Мы приходим в построенную китайцами Зону свободной торговли, и казахстанские покупатели вываливаются из нашего автобуса.

(Звук объявления на китайском языке)

Дулат: Я ностальгирую по Китаю год назад.

Там, где я когда-то видел пыльную деревню, теперь есть многоэтажные дома и торговые центры, которые выглядят так, как будто их можно было бы вынести из любого китайского города пятого уровня.

MKM : Итак, мы на базаре. Идем мимо детских колясок. Мишура для елки — фиолетовая, красная, синяя. Чемоданы. Пальто на меху. Еще чемоданы. Сапоги. Напоминает мне о многих китайских торговых центрах, в которых я бывал, особенно в Южном Китае, в Дунгуане, где производят товары на экспорт.

Практически каждый владелец магазина здесь — ханьский китаец. Покупатели почти все казахи. Это место стало притяжением для китайских владельцев магазинов, таких как Ли Синь. Она из северо-восточной китайской провинции Хэйлунцзян — бывшей Маньчжурии.

Ли Синь: (говорит по-китайски)

Она сказала мне, что приехала сюда из-за Пояса и Пути — Нового Шелкового пути. Еще в 2016 году она слышала, что здесь будет много возможностей.

Ли Синь: (говорит по-китайски)

Ли Синь говорит, что до того, как она приехала сюда, у нее не было особого впечатления об этом районе или, если уж на то пошло, о поясе и пути.Но теперь она рада, что пришла. Она говорит, что бизнес по продаже сумок и других женских аксессуаров идет неплохо и становится все лучше. Она планирует остаться надолго.

Ли Синь: (говорит по-китайски)

Она говорит, что просто надеется, что люди по обе стороны этой границы смогут научиться лучше общаться. Она называет казахов «Мао.цзы», что по-китайски унизительно для русского языка.

(Звук разрывания упаковочной ленты и запечатывания коробок)

Снаружи китайские продавцы энергоэффективно запечатывают коробки.А казахстанские покупатели несут большие полиэтиленовые пакеты с товарами обратно в автобусы, чтобы вернуться домой. Одна молодая казашка Мири Долкан останавливается поболтать. Она только что закончила работать продавцом в магазине беспошлинной торговли.

Казахстанские покупатели едут на автобусе в китайскую сторону зоны свободной торговли Хоргос. (Мэри Кей Магистад)

Мири: (говорит по-русски)

Мири говорит, что, по ее мнению, у Китая с Казахстаном все хорошо. Зона свободной торговли, новая дорога — позволяет ей и другим людям в ее родном городе зарабатывать на жизнь.Без этого, говорит она, мы просто сидели бы дома и ничего не делали. Примерно так и произошло, когда из-за COVID Зона свободной торговли в Хоргосе закрылась на несколько месяцев.

Мири: (говорит по-русски)

Но заглядывая вперед, Мири взволнована перспективой нового казахстанского пограничного города, где сейчас находится тот городок Нуркент . Сейчас она живет в 20 милях от границы, и переезд туда сократит ее поездки на работу.

(звук разрывания ленты для запечатывания коробок)

Перед тем, как мы с Дулатом вернемся в Казахстан, мы останавливаемся, чтобы выпить тарелку домашней лапши синьцзянского производства.Их обслуживает женщина-уйгурка. Она любезно улыбается и предлагает любезности на китайском языке. Ее будка находится в пределах слышимости стенда, которым управляет пара китайцев хань, поэтому я не пытаюсь говорить с ней о том, что происходит в Синьцзяне, кроме Нового Шелкового пути.

(Звук зоны свободной торговли)

Здесь, на краю, где Синьцзян встречается с Казахстаном, это место, превратившееся из пыльной заводи в небольшой китайский город, источает уверенность, которая говорит всем желающим — Китаю удалось.И если вы сделаете это по-нашему, вы тоже сможете.

Это предложение, с которым сейчас сталкиваются все на Новом шелковом пути — авторитарные правительства и демократии, процветающие страны и бедные. И это предложение предполагает выбор каждого места — насколько связать свое будущее с Китаем, для чего, для чьей выгоды и какой ценой.

(Звук голоса Абдурехима Хейита, пение)

Спасибо репортеру Дулату Есназару в Казахстане.Наш редактор — Дэйв Раммел. Наш звукорежиссер Тина Тоби. Кристин Брандт — наш исполнительный продюсер.

На Новом шелковом пути Китая является продуктом Global Reporting Center, некоммерческой организации, которая обучает, практикует и продвигает инновации в мировой журналистике. Питер Кляйн — основатель GRC. Филипп ЛеБийон, партнер GRC и профессор географии Университета Британской Колумбии, внес ценный вклад в эту серию.

«На Новом шелковом пути Китая» стало возможным благодаря щедрому финансированию организации Humanity United и Совета по социальным и гуманитарным исследованиям Канады.

Вы можете найти фотографии, стенограммы и многое другое на globalreportingcentre.org. Пока вы там, ознакомьтесь с другими замечательными журналистами в Global Reporting Center.

Далее — мы направляемся из Азии в Италию, часть старого Шелкового пути, Новый Шелковый путь и союзника США после Второй мировой войны:

Мой отец был прекрасным танцором буги-вуги. Так что я думаю, что только для этого (смеется). И Италия — я, мой отец, мой дед — в большом долгу перед Соединенными Штатами.Проблема в том, что если вы мне скажете не делать что-то с китайцами — ок, дайте мне другой вариант.

Далее Италия, на Новом шелковом пути Китая.

-конец-

Фрэнк Дентон: Страна, находящаяся в кризисе, находит свой дух — Новости — The Florida Times-Union

ЧЕРНИГОВ, УКРАИНА | В воскресенье, как и в течение бесчисленных поколений, старики, одетые в свои самые скромные наряды, пришли и собрались в длинном узком центральном парке, который является хребтом этого 12-векового города.Улыбаясь, забыв на время о своих немалых бедах, они слушали, раскачивались и танцевали под традиционную украинскую музыку, наслаждаясь весной после долгой и суровой зимы.

В дальнем конце набережной, едва заметных, была церковь Святой Екатерины и другие величественные соборы, построенные еще 1000 лет назад и до сих пор великолепно господствующие над южным подступом к городу со стороны Киева. Ближе к танцорам был центр города, показывающий новые признаки жизни для города, в значительной степени подавленного кварталом за кварталом унылых, серых, громоздких, ветшающих жилых и офисных зданий, построенных за 70 лет существования Украинской Советской Социалистической Республики.

Эти контрастные образы объединяет длинный парк, который называют «Аллеей героев», хотя лучше было бы променадом. Он обрамлен с обеих сторон серией из восьми массивных каменных пьедесталов — мощных символов, подчеркивающих жизнь здесь и сейчас. Они памятники. . . быть решительным — безусловно, отрыв от прошлого и, надеюсь, праздник будущего.

На прошлой неделе я провел в этом городе с населением 300 000 человек на северо-востоке Украины, проводя семинары по журналистике для местной газеты и новостного сайта «Сем Дней», в то время как Марк Дженкинс, директор по цифровым продажам Times-Union Media, работал с их отделами рекламы.

Мы были опутаны водоворотом конкурирующих образов и сил вокруг борьбы этой древней славянской нации за самоопределение и свое будущее, даже несмотря на то, что она отражала российские военные вторжения с востока.

Украина была нацией более или менее в течение девяти веков, большую часть этого времени она была завоевана, разделена и управлялась силами вторжения, начиная с викингов, монголов, казаков и татар, а затем Литвой, Польшей, Турцией, Россией и, конечно же, Советский Союз.

Наконец, в 1991 году, когда рухнул железный занавес, Украина обрела независимость, но затем погрузилась в глубокую экономическую рецессию, которая в конце концов прошла, и повсеместную коррупцию, которой до сих пор не произошло.

Страна начала видеть свое будущее на Западе вместе с Европейским союзом, пока ее коррумпированный президент Виктор Янукович не начал пытаться изменить курс и потянуться в сторону России. Результатом стала революция Евромайдана, или просто Майдана, в начале прошлого года, которая заполнила центр Киева протестующими, а затем и бунтовщиками.Около 100 человек были убиты и тысячи ранены, прежде чем это привело к отставке Януковича и избранию Петра Порошенко президентом.

Но это спровоцировало появление президента России Владимира Путина, который объявил часть Украины более русской, чем украинской, и захватил Крым. Пророссийские силы, будь то украинцы или российские военные, также атаковали восточные провинции, в результате чего тысячи людей погибли. Существует официальное прекращение огня, хотя боевые действия вспыхивают, и Украина остается в состоянии войны.

«Страна находится на грани банкротства», — написал Дэвид М. Херсенхорн в «Нью-Йорк Таймс» в понедельник. «Череда политически мотивированных убийств и загадочных самоубийств бывших правительственных чиновников посеяла страх в столице. Начались распри, раскалывающие проевропейскую коалицию большинства в парламенте. А вдоль границы с Россией сохраняется постоянная угроза войны … Украина по-прежнему глубоко погряз в политическом и экономическом хаосе «.

Чернигов, расположенный в 90 милях к северо-востоку от Киева, не находится на фронте войны, но чувствует себя очень уязвимым.В конце концов, граница с Россией находится всего в 60 милях отсюда, и когда Путин в прошлом году выставил артиллерию на эту границу, люди здесь отметили, что кратчайший путь в Киев пролегает прямо через их город. «Нам было страшно», — признал Сергей Нагорнов, ответственный редактор «Сем Дней».

Город тоже чувствует войну через пришельцев. Некоторые были беженцами с востока; Первые считались богатыми, поскольку водили роскошные автомобили. Затем раненых солдат доставили в местный военный госпиталь.

Чернигов, расположенный по соседству с мертвым городом Чернобыль, является частью региона, имеющего общее наследие с сопредельными частями России и Беларуси. Трехсторонний фестиваль «Дружба народов» на пограничном переходе в Сеньковке в прошлом году не проводился, потому что сейчас этот район — «ничья земля», — сказал мне редактор.

Украинский — распространенный язык на северо-востоке Украины, но в Чернигове люди обычно говорят по-русски. Наши PowerPoints были переведены на украинский язык; наши выступления были переведены на русский язык для той же аудитории.

Мои презентации репортерам и редакторам Сем Дней касались ценностей и этики журналистики, освещения местных новостей на печатных и цифровых платформах, моей веры в журналистику надежды и, в частности, важности сторожевой журналистики в культуре, где коррупция эндемичный.

Местные журналисты рассказали мне, что горсовет установил стоимость проезда в автобусе в размере 2,5 гривны (около 12,5 центов), но водители автобусов заставили пассажиров заплатить 3,5 гривны. Они написали об этом, но я сказал, что они должны пойти в полицию и в городской совет и спросить, почему не соблюдаются правила оплаты проезда.Журналисты только улыбнулись и заявили, что власти просто не ответят. Я спросил, а разве в городской совет не проводятся конкурентные выборы?

Один из руководителей высшего звена сказал, что газете следует проявлять осторожность, чтобы не проявлять чрезмерную настойчивость в отношениях с местными чиновниками, иначе они могут внезапно столкнуться с пожарными инспекциями или другими видами преследования, запугивания или наказания.

Очевидно, что Украина стоит перед огромными проблемами, как внутри, так и снаружи. На прошлой неделе на первой полосе Kyiv Post был большой заголовок: «Война продолжается», в результате чего 2112 солдат и 4126 мирных жителей (включая 176 детей) убиты и 15 594 человека ранены.На странице 2 заголовок гласил: «Первый в стране глава антикоррупционного бюро приступает к своей работе».

«Все меняется так быстро, — сказал мне менеджер по рекламе« Сем Дней », — и людям это трудно осознать».

Но среди всех внутренних и внешних угроз мечте о свободной, справедливой, мирной и процветающей Украине произошло нечто волшебное. «Это было неожиданностью для нас», — сказал мне генеральный директор и совладелец «Сем Дней» Ярослав Сухомлин, а затем добавил: «И Путину.»

После столетий неуважения и притеснения украинцы нашли свое мужество.

Пока солдаты боролись с российскими сепаратистами до упора, люди дома обрели новую национальную гордость в том, что они украинцы, а в отстаивании своей национальной личности иного от этих русских через границу

Сине-желтые украинские флаги выросли повсюду Один на стене за столом Сухомлина был передан его совладельцу, который обучал армейское подразделение использованию дронов.Солдаты подписали его на украинском языке: «Россия не будет воевать из-за нас. Они не победят». «Спасибо за то, что вы делаете для нас». «Вместе мы сильны. Вместе к победе». «Слава Украине.»

Чугунные заборы парков, мостов и улиц перекрашены в синий и желтый цвета.

Улица Ленина переименована в проспект Мира, а проспект Октябрьской революции — на проспект Победы.

В Черниговском художественном музее открылась выставка взглядов художников на Майданскую революцию.

Кто-то вяжет вокруг ствола и веток дерева на набережной синего и желтого цветов.

Рядом была экспозиция с фотографиями «Небесной сотни», погибших на Майдане.

На большом перекрестке рекламный щит изображал солдата, танк и эти простые слова: «Достоинство, свобода и победа».

И еще восемь массивных каменных пьедесталов на длинной набережной. На протяжении десятилетий они несли величественные статуи героев Советского Союза, родившихся в Чернигове.Даже после распада Советского Союза бюсты продолжали гореть на прогулочных колясках по парку.

То есть, пока Путин не взял Крым, не вторгся на восток и не оскорбил украинское самоуважение.

Затем группы молодых людей вышли на набережную и выборочно сбросили пять героических статуй в честь большевиков, которые боролись против самоопределения Украины после русской революции 1918 года.

Полиция не торопилась с ответом и не выглядела очень заинтересованной в расследовании виновности.Бюсты были вывезены на грузовиках и брошены на задворках исторического музея.

Из трех уцелевших статуй одна чествует пилота за его героизм во время Второй мировой войны. Второй боролся с большевиками против украинского национализма, а затем и против нацистов, «чтобы люди не могли решить, хороший он или плохой», — сказала мне переводчик Елена Чепурна. Третий был на стороне большевиков, но «его статую нельзя было отложить, потому что она построена и склеена слишком хорошо».

Близлежащая статуя Александра Пушкина осталась нетронутой, потому что, хотя он был русским, он был великим писателем и поэтом, а не врагом Украины.

Сейчас Черниговский горсовет, который не заботится о введении платы за проезд в автобусе, размышляет, каких героев Украины можно поставить на эти пьедесталы.

[email protected],

(904) 359-4197

Клопп, «Ливерпуль» приблизился к линии в квесте Лиги чемпионов

В Севилье «Ливерпуль» был в минуте от прогресса в Лиге чемпионов, но они отбросили преимущество 3: 0 и сыграли вничью 3: 3. Теперь они должны кое-что получить от заключительного домашнего матча с московским «Спартаком» в среду.

Многое еще складывается в их пользу. Они пока не проигрывают в группе, и благодаря новой ничьей или победе они впервые за девять лет выйдут в плей-офф.

Они были сильны на «Энфилде» большую часть времени Юргена Клоппа, за исключением одной неудачной недели в январе, когда они проиграли три подряд.

Ливерпуль никогда не отказывался от европейской квалификации, имея преимущество перед домашней игрой. «Спартаку» не удалось обыграть «Марибор», «Ливерпуль» дважды обыграл с общим счетом 10: 0.У россиян пока всего одно очко в группе.

Глядя на все это, все зависит от того, какой ты сторонник. Большинство будет уверенно; другие будут опасаться, что футбол имеет неприятную привычку пинать вас ногой, когда вы этого меньше всего ожидаете.

«Спартак» добился заметных успехов на «Энфилде» в прошлом, во время ныне исчезнувшего розыгрыша Кубка обладателей кубков в 1992 году. Выиграв первый матч со счетом 4: 2 в Москве, во многом благодаря красной карточке Брюса Гроббелаара, они обошли Грэма Сунесса » взлохмаченная команда 2: 0 практически не имела проблем ни в одной из игр.

В групповой игре в России 26 сентября хозяева поля быстро вышли в лидеры, но классный сравняющий счет Филиппе Коутиньо спровоцировал тотальную атаку по воротам «Спартака», которая не привела к победе.

В то время «Ливерпуль» страдал от относительной засухи. Они забили три гола «Лестеру» в предыдущей игре, но в целом «красным» не удавалось забивать больше одного гола за игру в то время.

На этой неделе россиянам не повезло.Ливерпуль летит, забив 33 гола в последних 10 матчах. Все основные атакующие угрозы Клоппа начинают действовать, и их сдерживание становится кошмаром.

Есть соломинка для посетителей, помимо непредсказуемости футбола. «Ливерпуль» в течение 30 минут не позволял «Брайтону» соперничать с предыдущим соперником, игравшим больше как гости.

Аналогичная задержка на Энфилде может отрицательно повлиять на атмосферу. Болельщики наслаждаются этими европейскими вечерами, но обычно это работает по принципу «Ливерпуль» — впереди, гоняясь за победой, а не пытаясь избежать поражения.Нетерпение из-за прохладного старта могло сыграть россиянам на руку.

Поэтому жизненно важно, чтобы Клопп заставил своих людей играть в обычную игру, лицом к лицу со «Спартаком», как будто это матч, который им нужно выиграть. Это то, что всегда говорят менеджеры, независимо от того, какое преимущество они имеют от предыдущих результатов.

У него был хороший европейский рекорд с «Боруссией Дортмунд», и он вывел «Ливерпуль» в финал Лиги Европы в свой первый сезон. Дело не в опыте менеджера.

Большинство игроков раньше не чувствовали такого давления, так что вот еще один момент на их кривой обучения.Чтобы «Ливерпуль» добился прогресса под руководством Клоппа, необходимо встретить все вызовы, а последствия неудачи будут серьезными.

«Ливерпуль» в Москве сыграл вничью 1: 1, и аналогичного результата хватило бы на среду. AP Photo / Ivan Sekretarev

«Ливерпуль» в хорошей форме обогнал «Тоттенхэм» и «Арсенал» в Премьер-лиге, поэтому драматический выход из Лиги чемпионов не перевернул сезон.

Неустойчивый характер их результатов за последние 18 месяцев означает, что фанаты отчаянно нуждаются в продолжении этой формы.Момент его завершения обычно приводит к небольшому краху, а не к временному спотыканию, от которого обычно страдает действительно хорошая команда.

Ротация команды Клоппа до сих пор была немного неуклюжей, почти навязанная ему отсутствующими. Странная тройка защитников против Брайтона, несомненно, была выбрана с целью гарантировать, что он сделает правильный выбор для «Спартака».

Брайтон были эффективно отправлены, и временная оборона практически не пострадала. Какую бы команду ни выбрал менеджер, если у него есть победа в конце дня, то он сделал это правильно.

Ставки высоки. Присутствие клуба в Лиге чемпионов многое говорит об их престиже, но выбывание из группового этапа может быть унизительным, независимо от соперника.

«Спартак» занял первое место в группе E, но большинство считало, что «Севилья» будет основным препятствием. Пока что так вышло, но теперь «Ливерпуль» должен довести дело до конца.

Провал с 2009 года означает, что репутация Ливерпуля в Европе в последние годы сильно пострадала. Вернемся еще немного назад, и «Ливерпуль» обыграл «Реал Мадрид», «Интер» и «Милан», «Ювентус», «Челси» и «Барселону».Это вряд ли древняя история, но почему-то в головокружительном, нетерпеливом мире футбола кажется, что это так.

«Ливерпуль», возможно, отсутствовал на крупнейшей футбольной сцене, но в среду у них, по крайней мере, будет возможность выступить на ней вместе с остальными.

Неделя Стива Гаттермана в России, 12 октября 2018 г.

Примечание редактора. Чтобы получать еженедельную рассылку «Неделя Стива Гаттермана в России» по электронной почте, подпишитесь, нажав здесь .

Президент Владимир Путин назвал бывшего двойного агента Сергея Скрипаля «отморозком» и подписал закон, который повысит пенсионный возраст в России на пять лет.

Вот некоторые из ключевых событий, произошедших в России за последнюю неделю, и некоторые выводы на будущее.

Жесткий разговор

отморозков, сопливых носов, сепаратистов, которых надо «в сортире».

Когда президент России Владимир Путин тянется к более соленым разделам своего словаря, это должно звучать так, как будто оно исходит прямо из сердца или, возможно, из более глубокой области — эмоциональный взрыв от человека, который так заботится о России, что он не может сдержать его гнев на тех, кто, по его мнению, причинит ему вред.

Может быть.

Но в безумии Путина может быть свой метод — расчет за приземлёнными замечаниями, которые, кажется, произносятся не на шутку, но часто случаются во время организованных мероприятий, на которых он знает, что будет на сцене, и хорошо осведомлен о темах, о которых его могут попросить прокомментируйте, как катятся камеры государственного телевидения и десятки журналистов, в том числе иностранных, стоят с ручками, блокнотами и диктофонами наготове.

Возьмите напыщенную речь Путина в отношении Сергея Скрипаля, бывшего российского шпиона. Великобритания обвиняет его правительство в отправке агентов военной разведки для отравления нервно-паралитическим веществом советского образца в английском городе Солсбери в марте.

Перед аудиторией застегнутых руководителей на международном энергетическом форуме в Москве 3 октября Путин назвал Скрипаля предателем и добавил: «Он просто подонок, вот и все».

С одной стороны, эти замечания были ничем не примечательны — прямая пощечина человеку с таким же прошлым, что и у бывшего советского офицера КГБ Путина, но с карьерой, которая привела его к тюремному заключению, осужденному за государственную измену за передачу информации. Великобритания, а затем отправила его на Запад в рамках шпионского обмена в 2010 году, в результате которого российский спящий агент Анна Чапман вернулась в Москву из Нью-Йорка.

Но есть по крайней мере три причины, по которым Путин мог захотеть произвести фурор взрывом, который, как он точно знал, будет во всех новостях, несмотря на то, что на самом деле он не заслуживает освещения в печати.

Чтобы найти одну из этих причин, просто взгляните на ажиотаж последних событий, связанных с отравлением Скрипаля и его дочери Юлии, а также Дон Стерджесс, которая умерла после контакта с Новичком из поддельного флакона духов, найденного недалеко от Солсбери. и ее парень, который заболел, но выжил.

Смена темы

Замечания Путина прозвучали на фоне настойчивого изучения двух подозреваемых, названных Великобританией, и растущих доказательств того, что они на самом деле являются офицерами российской военной разведки, известной как ГРУ.

Россия продолжает отрицать причастность. Но после неловкого, пронизанного дырами интервью RT , в котором подозреваемые утверждали, что являются специалистами по спортивному питанию, которые оказались в Солсбери в качестве туристов в дождливую позднюю зиму, когда следователи говорят, что Новичок был залит на входной двери Скрипаля, Москва может мало что надежда убедить людей в том, что Британия указывает не на двух парней.

Двое подозреваемых — Руслан Боширов (слева) и Александр Петров, оба могут быть псевдонимами — общаются с RT.

И идея о том, что пара может быть геем , на что намекала их интервьюер, главный редактор RT Маргарита Симоньян и какое-то время продвигалась государственными СМИ, похоже, уступила место предположению, что они хорошие ребята и русские герои: мальчишки по соседству, выросшие на защите интересов Отечества.

Этот рассказ лучше согласуется с утверждением Bellingcat , британской исследовательской группы с открытым исходным кодом, которая в основном занимается установлением их личности, что подозреваемым, у которого был паспорт на имя Руслана Боширова, на самом деле является Анатолий Чепига. — полковник ГРУ, награжденный медалью Героя Российской Федерации в 2014 году, когда Россия захватила Крым у Украины.

В любом случае Кремль явно устал от нападок обвинений. Представитель Путина признал это 28 сентября, когда во время телеконференции обратился к журналистам: «Мы не хотим участвовать в продолжающемся обсуждении этого вопроса, особенно со средствами массовой информации».

С центром внимания, направленным прямо на Россию, от отдаленного родного города Чепиги у китайской границы до унылого московского района, где находится штаб-квартира ГРУ, Путин, возможно, хотел немного изменить тему, сосредоточив внимание на Скрипале — и на его собственные резкие слова.

И его резкое увольнение бывшего двойного агента как «предателя» и «подонка» контрастирует с предположением, что двое подозреваемых из России, независимо от того, сделали ли они это и провалили ли они свою работу, являются героями — или в самом деле по крайней мере, не предатели.

«Культура ГРУ»

Повлияла ли она на российское общественное мнение или нет, но взрыв Путина не остановил поток обвинений в адрес России и ГРУ.

4 октября Нидерланды заявили, что в апреле выслали предполагаемых российских разведчиков из-за заговора против Организации по запрещению химического оружия и международного расследования сбития в 2014 году рейса Mh27 над Украиной и Соединенными Штатами. , Канада и Великобритания сделали соответствующие объявления.

Неясно, может ли все это побудить Москву прекратить то, что официальные лица США называют ее «злонамеренными действиями» по всему миру — или, как сказал в июле эксперт по России и писатель Марк Галеотти, «высвободить своих призраков» и «укрепить культуру ГРУ». , который готов рисковать и нарушать правила ».

Есть много тех, кто так не думает.

В то время как вопиющие промахи, которые поставили в неловкое положение ГРУ и помогли западным следователям и журналистам разоблачить очевидный шпионаж, могут побудить Путина попытаться управлять более жестким кораблем, он, казалось, решительно намекал, что российский шпионаж будет продолжаться.

Отклонив обвинения в адрес России как «информационную кампанию», Путин — возможно, мировой лидер, который чаще всего говорит о проституции — сказал, что шпионаж и проституция являются двумя из «самых важных профессий» в мире и в ближайшее время не исчезнут. .

Ушел на рыбалку

Он также утверждал, что Скрипаль «продолжал сотрудничать с некоторыми секретными службами» после того, как он был освобожден из тюрьмы и отправлен на Запад в ходе обмена в 2010 году. Возможно, это означало предположение, что Скрипаль был честной добычей, несмотря на то, что он покинул Россию в обмен на обмен, а не дезертировал, и как предупреждение российским шпионам, что их могут выследить и убить, если они предадут свою страну.

Это предупреждение Путин уже делал раньше. Но это сообщение было только что опровергнуто сообщением BuzzFeed о том, что Александр Потеев, бывший начальник разведки, разоблачивший тайную сеть, в которую входил Чепмен и перебрался в Соединенные Штаты в 2010 году, был жив и здоров — и получил лицензию на рыбную ловлю в морской воде. во Флориде — через несколько месяцев после того, как российское государственное телевидение заявило о его смерти.

Между тем, однако, Путину есть о чем подумать поближе к дому и вдали от мира шпионажа, в котором плащ и кинжал, в том числе тот, который потенциально мог дать ему повод отвлечь россиян своей шуткой о «отморозке».

Примерно через три часа после того, как Путин обрушился на Скрипаля, Кремль без лишнего шума объявил, что он подписал законопроект , который повысит пенсионный возраст для россиян на пять лет — возможно, самый непопулярный закон, который оставил его стол с момента его первого стал президентом в 2000 году.

Его подпись завершила многомесячный марш от объявления премьер-министром Дмитрием Медведевым о планах пенсионной реформы до ее принятия в качестве закона страны, перемежающийся акциями протеста, во время которых некоторые демонстранты несли плакаты, клеймящие Путина «врагом народа».”

Доверие

Экономисты давно предупреждали, что Россия не может себе позволить не повышать пенсионный возраст, но Путин до сих пор так и делал. Он дистанцировался от законопроекта на много недель после того, как он был внесен, и, наконец, взвесил его в обращении к нации 29 августа. В нем он предложил повысить пенсионный возраст для женщин на пять лет, а не на восемь лет, предложенных в оригинале законопроект.

Эта корректировка была внесена должным образом, и законопроект прошел окончательное голосование в парламенте за несколько часов до его подписания Путиным.

Присяжные, то есть народ, все еще не рассмотрели влияние пенсионной реформы на политическую сцену в России, где Путин находится всего через пять месяцев из шестилетнего кремлевского срока, который может стать его последним, оставляя будущее неопределенный по прошествии 20 лет, в течение которых он был президентом или премьер-министром.

Но кажется очевидным, что пенсионная реформа подорвала популярность Путина, и ее будет трудно повернуть вспять.

В ходе опроса, проведенного в сентябре независимым агентством «Левада», 58 процентов респондентов заявили, что Путин «полностью заслужил» их доверие, по сравнению с 75 процентами в 2017 году и ниже, чем у армии, набравшей 66 процентов.

Хотя все еще небольшая, доля тех, кто считает, что Путин вообще не заслуживает их доверия, резко выросла — с 4 процентов в 2017 году до 13 процентов в прошлом месяце.

США оказывают давление на Китай и Иран, они приближаются к своей сделке

Соединенные Штаты используют экономическое, политическое и военное давление, пытаясь заставить Китай и Иран пойти по разным политическим путям. Но две страны находятся на грани подписания соглашения, которое объединит их интересы во всех трех областях, по крайней мере, на ближайшие четверть века.

Главный дипломат Китая, министр иностранных дел Ван И, прибыл в Тегеран в пятницу для третьей остановки в рамках обширного ближневосточного турне, которое на данный момент включало Саудовскую Аравию и Турцию. Он также должен был посетить Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн и Оман.

Пребывание Вана в Иране привлекло особое внимание, поскольку государственные и полуофициальные средства массовой информации страны высказали предположения, что он подпишет 25-летнее соглашение о стратегическом сотрудничестве, которое оценивается примерно в 500 миллиардов долларов.Инициатива была одобрена парламентом Ирана прошлым летом, и визит Вана свидетельствует о наиболее вероятной возможности для Пекина и Тегерана окончательно согласовать и подписать пакт.

Встреча, которая представляет собой визит Китая в Тегеран на высшем уровне после поездки президента Китая Си Цзиньпина в 2016 году, произошла в связи с тем, что оба правительства испытывают серьезную напряженность в отношениях с Вашингтоном.

Переговоры между США и Китаем на прошлой неделе, первые после вступления в должность президента Джо Байдена, указали на трудный путь впереди двух ведущих стран в борьбе за геополитику.Новое руководство США до сих пор продолжает интенсивные односторонние санкции против Ирана, введенные во время предыдущей администрации.

Администрация Байдена заняла позицию, согласно которой Исламская Республика должна сначала восстановить ограничения на ядерное обогащение, прежде чем Белый дом повторно вступит в ядерное соглашение 2015 года, официально известное как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), от которого отказался бывший президент Дональд Трамп в 2018 году.

Интенсивные санкции и смещение международного влияния привели иранских официальных лиц к новому осознанию, как сообщил Newsweek один эксперт.

«Хотя выход США из СВПД и, в частности, кампания максимального давления администрации Трампа являются одними из основных причин, которые толкнули Иран в объятия Китая, похоже, иранские политики пришли к пониманию того, что глобальный баланс сил «меняется», — сказал Закия Язданшенас, доктор региональных наук и научный сотрудник Тегеранского Центра научных исследований и стратегических исследований Ближнего Востока.

«Иран собирается воспользоваться возможностью конкуренции великих держав, чтобы максимально продвигать свои национальные интересы», — добавила она.

Это может бросить вызов жесткому подходу Вашингтона.

«Несомненно, стратегическое партнерство между единственной региональной державой на Ближнем Востоке, которая не является союзником Соединенных Штатов и самым важным соперником Соединенных Штатов в глобальной международной системе, может поставить под угрозу интересы США на Ближнем Востоке. , и особенно в Персидском заливе », — сказал Язданшенас.

Министр иностранных дел Китая Ван И (справа) пожимает руку министру иностранных дел Ирана Мохаммаду Джаваду Зарифу во время встречи в государственном гостевом доме Дяоюйтай 31 декабря 2019 года в Пекине, Китай.Ван стремился «продвигать китайско-иранское всеобъемлющее стратегическое партнерство для большего развития», и Зариф сказал, что его страна «привержена углублению сотрудничества с Китаем и продвижению ирано-китайского всеобъемлющего стратегического партнерства на новый уровень», как сообщает министерство иностранных дел Китая.
Ноэль Селис / Пул / Getty Images

Мотивы растущего сотрудничества между Народной Республикой и Исламской Республикой многочисленны и сложны, и многие выходят за рамки простого противостояния США. У двух стран есть общие интересы в ряде областей.

«В коммерческой сфере это соглашение, если оно будет реализовано, создаст прекрасную возможность для Ирана», — сказал Newsweek Сахеб Садеги, также научный сотрудник Центра научных исследований и ближневосточных стратегических исследований. «По некоторым оценкам, Ирану необходимо инвестировать не менее 200 миллиардов долларов в нефтяную инфраструктуру. После десятилетий минимального присутствия западных компаний в нефтяном секторе Ирана Иран может найти сильного партнера».

Что касается Китая, то, по его словам, соглашение «очень привлекательно», поскольку оно поможет быстро растущей державе «выйти на рынок с населением 80 миллионов человек в Иране в качестве второго рынка на Ближнем Востоке, а также использовать дешевую рабочую силу.«

Он добавил важную сноску.

« Китай никогда не откажется от этого рынка, — сказал Садеги. Уильям Фигероа, имеющий степень доктора истории Пенсильванского университета и специализирующийся на исторических и современных китайско-иранских отношениях, сказал, что цели Пекина при подписании соглашения являются как практическими, так и политическими.

«С точки зрения Китая», — сказал он. Как сообщил Newsweek , преимущества включают «долю в крупном источнике нефти (хотя она остается крошечной долей от китайских товаров в целом), внешний рынок китайских товаров (но в целом очень небольшой), а также реальный и символический прогресс на пути к реализация проекта «Один пояс, один путь» и расширение глобального присутствия Китая.«

«В целом, — сказал он, — Иран является скорее частью более широкой стратегии Китая, чем стратегически важной».

Межконтинентальная инициатива «Один пояс, один путь», долгосрочный проект, отстаиваемый Си, распространяется по всему миру в виде инфраструктурных и инвестиционных центров, куда китайские компании вложили капитал. Это то партнерство, к которому стремится Иран, учитывая ущерб, нанесенный его торговым связям в результате жестких санкций США.

«С точки зрения некоторых иранских официальных лиц», — сказал Фигероа, сделка «дает несколько преимуществ: стабильное партнерство с Китаем означает стабильный рынок нефти (официально или неофициально) в то время, когда U.Санкции в отношении С. серьезно подорвали их доходы ».

Кроме того, он утверждал, что« они также создают образ силы и представляют собой попытку вырваться из дипломатической изоляции, наложенной Соединенными Штатами. Решение обеих этих проблем — важные цели для иранского государства ».

Повторяя эту точку зрения, Якопо Сцита, докторант Школы государственных и международных отношений Даремского университета, заявил Newsweek , что сделка, если она будет подписана,« даст Ирану глоток свежего политического воздуха и позволяет Тегерану поиграть мускулами против У.С. давление ».

Поскольку Китай разделяет стремление Ирана продемонстрировать устойчивость своих международных сетей в условиях спада в отношениях с США, Скита сказал, что« между двумя странами существует определенное понимание несправедливости гегемонии США, которая часто предусматривает риторику в основе их публичного дискурса ».

Но он отметил, что в неспокойной международной обстановке впереди нас ждут неопределенности.

« Довольно сложно предсказать, насколько успешно будет эффективно уменьшать изоляцию Ирана », он сказал, «особенно с учетом того, насколько сильно на историю китайско-иранских отношений повлияли колебания в отношениях между Вашингтоном и Пекином.»

Дебютный диалог администрации Байдена с Пекином в прошлую пятницу стал напряженным, поскольку делегация Вашингтона занялась деликатными вопросами, включая предполагаемые нарушения прав человека в Гонконге, Тибете и Синьцзяне. Китай отрицает какие-либо правонарушения и рассматривает эти внутренние дела, утверждая, что у США нет

Байден попытался снизить тон разговора во время своей первой пресс-конференции в четверг, подчеркнув, что, хотя он и предвидел «резкую конкуренцию» с Пекином, он был не ища «противостояния».Однако он пообещал «привлечь Китай к ответственности» по ряду направлений, в том числе по торговле, где США пытались отговорить страны от инвестирования в инициативу «Один пояс, один путь».

Китайско-иранское стратегическое соглашение включает определенные пункты о совместных автомобильных, железнодорожных и морских инициативах в соответствии с кампанией, согласно предполагаемому 18-страничному проекту, просочившемуся прошлым летом в иранские СМИ и увиденному Newsweek .

На снимке, сделанном 15 февраля 2016 г., на первом поезд, соединяющий Китай и Иран, по прибытии на железнодорожный вокзал Тегерана.Поезд доставил 32 контейнера с китайскими коммерческими товарами из восточной провинции Чжэцзян в Казахстан, Туркменистан, и, наконец, въехал в Иран через приграничный город Сарахс, путешествие, которое репортеры иранских СМИ в то время возродили древний Шелковый путь.
AFP / Getty Images

Содержание этого «окончательного издания», которое иранские официальные лица отрицали, отражало какие-либо конкретные обязательства до подписания, отражало расширенную версию совместного заявления, опубликованного обеими странами пять лет назад после переговоров между Си и президентом Ирана Хасаном Рухани в Тегеране.Особое внимание уделялось торговле и инфраструктуре.

Scita назвал эти элементы «наиболее очевидными областями, в которых Китай и Иран могут взаимно выиграть от более глубокого сотрудничества».

«Тегеран должен предложить Пекину крупный поток нефти, продаваемой по выгодной цене, а также огромный внутренний рынок, который потенциально может быть очень восприимчивым, когда дело касается развития инфраструктуры, высоких технологий и инвестиций», — сказал он. «Проще говоря, это довольно простая логика спроса и предложения».

Соглашение также призывает к усилению взаимодействия по вопросам обороны.Однако такие взаимодействия должны быть тщательно рассчитаны, чтобы не нарушить региональный баланс сил, пояснил Скита.

«В документах, просочившихся в июле 2020 года, содержится призыв к созданию совместной комиссии по военной промышленности, проектированию и производству вооружений, а также сотрудничеству в области борьбы с терроризмом и увеличению совместных военных учений», — сказал Сцита. «Если это будет подтверждено в окончательном соглашении, это представляет собой« контролируемую эскалацию »в военном сотрудничестве между двумя странами — то, что дает Ирану немного больше политического и практического пространства для маневра, не ставя под угрозу избегающий риска подход Китая к безопасности в Персидском заливе.

Язданшенас затронул еще один фактор — продажу оружия. Администрация Трампа безуспешно настаивала на продлении десятилетнего эмбарго Организации Объединенных Наций на поставки оружия Ирану, срок действия которого истек в результате ядерной сделки.

Народно-освободительная армия и Вооруженные силы Исламской Республики Иран в прошлом тренировались вместе, в основном в ходе учений под контролем общего стратегического партнера, России. В конце 2019 года трио расширило свое военное сотрудничество, проведя первые совместные военно-морские учения в Индийском океане, а в прошлом месяце было объявлено о втором наборе морских маневров.

Военно-морская мощь — горячая проблема для соперничества США и Китая, и Садеги связал эти два события.

«Китай стремится бросить вызов Соединенным Штатам. По мере увеличения военного присутствия США в Тихом океане Китай будет применять более агрессивный подход, особенно на Ближнем Востоке», — сказал он. «Для Китая желательно использовать огромные возможности Ирана на Ближнем Востоке, чтобы ослабить Соединенные Штаты. Китай даже рассчитывает на безопасность и военное сотрудничество с Ираном для защиты своих торговых интересов на Ближнем Востоке.«

Но поскольку китайские и иранские вооруженные силы уже активизировали сотрудничество, Фигероа утверждал, что ориентированный на оборону раздел китайско-иранского соглашения» представляет собой скорее попытку привести китайско-иранские отношения в соответствие с остальным Ближним Востоком. чем значительное расширение китайско-иранских отношений сверх нормы для взаимодействия Китая с регионом ».

Как видно из продолжающегося ближневосточного визита Вана, Китай стремился сбалансировать свои связи с региональными игроками, включая Саудовскую Аравию, соперник Ирана.Усилия Китая по расширению своего присутствия здесь соответствуют более широкому видению внешней политики страны, поскольку Персидский залив остается нестабильной площадкой.

Пекин считает себя стабилизирующим фактором.

«С распространением эпидемии, продолжающейся нестабильностью и повторяющимися горячими точками на Ближнем Востоке, — заявил в среду официальный представитель министерства иностранных дел Китая Хуа Чуньин, — страны этого региона надеются укрепить сотрудничество в области борьбы с эпидемией и развития и углубить обмен мнениями по вопросам государственного управления. с Китаем, и надеемся, что Китай будет играть более важную роль в региональных делах.«

Развеваются национальные флаги Китая, Ирана и России во время церемонии награждения победителей соревнований по прыжкам в воду в рамках Международных армейских игр, проходивших на иранском острове Киш в августе 2019 года.
МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РОССИИ

В пятницу она подробно рассказала о взглядах Китая на Ближний Восток, который она назвала когда-то «горой блестящих цивилизаций в истории человечества».

«Из-за затяжных конфликтов и беспорядков, имевших место в недавней истории, этот регион превратился в безопасную низменность», — сказал Хуа.<< Чтобы регион вышел из хаоса и обрел стабильность, он должен вырваться из тени геополитического соперничества крупных держав, оставаться невосприимчивым к внешнему давлению и вмешательству и изучить пути развития, соответствующие его региональным реалиям. Он должен создать архитектуру безопасности который учитывает законные интересы всех сторон ".

Большая часть недавних беспорядков в регионе произошла после кампании администрации Трампа по «максимальному давлению», поскольку санкции США ограничили продажу иранской нефти после того, как Вашингтон вышел из иранской сделки.Китай также является участником сделки и, наряду с Россией, призвал других подписавших сторон выполнить свои обязательства.

СВПД также поднимался во время переговоров между США и Китаем на Аляске. Хотя большое внимание было сосредоточено на потенциальном подписании 25-летнего соглашения между Китаем и Ираном, ядерная сделка, вероятно, также станет основной темой обсуждения в Тегеране.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.